Между Панча Силой и исламом: вызов "мягкой силе" Индонезии

09 апреля

Введение

 

Экономическое развитие Индонезии (рост реального ВВП в стране составляет более 5%), а также возрастающая с каждым годом роль страны в международной политике являются яркими доказательствами того, что государство становится всё более заметным на мировой арене. Индонезия имеет статус крупнейшего члена ASEAN (Ассоциации государств Юго-Восточной Азии), состоит в G-20 и входит в Совет Безопасности ООН в качестве непостоянного члена. Ещё один немаловажный фактор, выступающий в качестве внешнеполитического актива и, соответственно, влияющий на статус и восприятие государства на международной арене, - это то, что Индонезия является крупнейшим демократическим государством, в котором преобладает мусульманское население, проживающее при этом в мультикультурном сообществе. Это может стать хорошим катализатором для создания «мягкой силы» на территории Индонезии.

 

Термин «мягкая сила» был введён в оборот американским учёным Джозефом С.Найем для того, чтобы определить использование положительного вовлечения и убеждения для достижения определённых целей внешней политики. При этом акцент здесь делается на эффективное общение и международное сотрудничество. Источники мягкой силы включают в себя политические и культурные ценности, международные обязательства взамен военного или экономического принуждения (так называемая «жесткая сила»). Более того, согласно Шерри Штайнер, понятие «мягкой силы» можно расширить до понимания её как механизма отчётности, включив в него религиозную мягкую силу. Религиозная мягкая сила представляет собой способ влияния на политику и международные отношения через определённые религиозные нормы, ценности.
В 2018 году консалтинговая компания по стратегическим коммуникациям в Портленде представила широкой общественности обновлённую редакцию индекса «Мягкая сила 30: рейтинг глобальной мягкой силы». Согласно этому индексу Индонезия заняла 9 из 10 мест в азиатском регионе.

 

Между Панча Силой и исламом:  вызов

 

Несмотря на тот факт, что в последние годы мягкая сила на территории государств Азии претерпела значительные изменения, реальный потенциал Индонезии в сфере трансформации регионального баланса мягкой силы и геополитики до сих пор остаётся без должного внимания. Благодаря имеющемуся экономическому и демографическому потенциалу Индонезия обладает всеми необходимыми средствами, чтобы занять более весомую позицию в Юго-Восточной Азии.

 

Проблема применения мягкой силы в Индонезии: исламский радикализм

 

Проблемы применения мягкой силы в Индонезии связаны с радикальным исламизмом и терроризмом, что сказывается на общем имидже страны в мире. Именно из-за радикализации ислама Индонезия сегодня проигрывает позиции в противостоянии на поприще публичной дипломатии. Ещё ряд факторов оказывают влияние на ситуацию: принятие жёсткой интерпретации ислама, его политизация политиками-оппортунистами, распространение радикальной интерпретации ислама в религиозных учреждениях страны, которые, как правило, финансируются Саудовской Аравией, а также распространение радикального контента в социальных сетях.

 

Разнообразные организации, которые осуществляют наблюдение за соблюдением прав и свобод человека, например, Институт Сетара и Human Rights Watch, сообщают о значительном росте религиозной нетерпимости в Индонезии, что ставит под угрозу целостность индонезийского поликонфессионального общества.

 

Индонезия уже была свидетелем столкновений, в основе которых лежали религиозные противоречия. То, что такие события имеют место быть, говорит о том, что в стране отсутствует религиозная терпимость. Но будет ошибкой говорить о том, что такая напряжённая обстановка – результаты последних событий. Подобное отношение к представителям других религиозных взглядов копилось на протяжении долгого времени. Безусловно, определённый вклад внесла и политизация ислама, инициированная политиками в личных целях. Жёсткое доминирование одних взглядов над другими в сочетании с мистификацией являются разобщающими факторами для любого общества и неизбежно приводят к конфликтам, которые зачастую прикрываются религией.

 

Отдельно можно остановиться на случае, который произошёл с первым немусульманским губернатором Джакарты, по происхождению китайцем. Речь о богохульстве со стороны Басука Чахая Пурнама, который позволил себе оскорбительные заявления о Коране и получил за это два года тюрьмы. Отношения между доминирующим в государстве исламом, подкреплённым большими политическими ресурсами, и представителями религиозных меньшинств в настоящее время остаются напряжёнными, что сказывается на репутации страны в целом.

 

Индонезия – это страна, где подавляющее большинство жителей исповедуют ислам. Но, согласно Конституции, Индонезия не является исламским государством.

 

Вопрос о религиозном плюрализме нашёл отражение не только в Конституции (речь идёт о статье 29, которая признаёт свободу вероисповедания как одно из фундаментальных прав человека), но и в национальной идеологии, которая получила название Панча Сила. Принятие Панча Силы в 1945 году в качестве государственной идеологии служило одной цели – поддержанию баланса внутри независимого государства, сделав его ни теократическим, ни по-настоящему светским режимом. Отец-основатель и первый президент Сукарно предложил новую идеологию в качестве компромисса между существованием исламского и светского государства. Эти идеи нашли отражение в Конституции 1945 года. Первого июня этого же года Сукарно подробно расписал все пять принципов Панча Силы: вера в единого Бога, гуманизм, единство Индонезии, демократия и социальная справедливость.

 

Между Панча Силой и исламом:  вызов

 

Панча Сила призвана стабилизировать многосоставное общество, для которой характерно сосуществования различных религиозных и этнических групп. Отцы-основатели Индонезии понимали, что для сохранения баланса необходимо создать инклюзивное и плюралистическое государство, о чём и идёт речь в национальном девизе Индонезии, который звучит следующим образом – «Единство в разнообразии». Однако государство зачастую служит хранителем социального порядка, определяемого радикальными политиками и организациями, но отнюдь не идеалами, которые были озвучены в Панча Силе. Неспособность Индонезии разрешить проблему религиозной нетерпимости является мощнейшим препятствием для реализации государственной идеологии.

 

В последние годы снижение уровня терпимости к религиозным и национальным меньшинствам в Индонезии стало более заметным. Фанатизм и религиозная нетерпимость способствуют разжиганию социальных конфликтов, которые перерастают в массовые беспорядки и даже террористические атаки. Такая обстановку не может не оказывать влияние на все сферы общественной жизни, в том числе способствуя усилению цензуры в Интернете и СМИ. Любая критика ислама или мусульманских лидеров приводит к незамедлительным обвинениям человека в богохульстве.

 

Политизация ислама вкупе с отсутствием диалога между сторонами значительно способствовали снижению терпимости и увеличению страха среди представителей религиозных меньшинств. При этом правительство не просто не может предотвратить проявление насильственных действий в отношении носителей других идей, но правительство Индонезии предпочитает использовать альтернативный подход в ситуации с ущемлением прав религиозных меньшинств. Он нашёл отражение в выпуске неоднозначного мобильного приложения, цель которого – переложить ответственность за информирование о происходящих случаях негатива или же религиозной нетерпимости на самих представителей общественности. В настоящее время наблюдается разительный рост преступлений, совершённых на почве религиозной нетерпимости и нарушения свободы вероисповедания в Индонезии. Кроме того, важно упомянуть о вовлеченности индонезийских фанатиков в террористическую деятельность за рубежом, в том числе и на стороне ИГИЛ (террористическая организация, деятельность которой запрещена на территории РФ - прим. ред.).

 

Особое беспокойство вызывает молодое поколение. Согласно результатам опроса, проведённого среди более чем 4 200 студентов-мусульман, порядка 20% опрошенных поддержали создания халифата на территории Индонезии.
Если мы говорим о старшем поколении, то результаты исследований также заставляют потревожиться. В ходе опроса, проведённого доктором Дидином Сиафруддином из Государственного исламского университета имени Сиарифа Хидиятуллы, почти 80% учителей, работающих в сфере получения религиозного образования, в 5 из 34 провинций Индонезии поддержали внедрение законов шариата на территории государства.

 

Между Панча Силой и исламом:  вызов

 

Ислам Нусантара – религия как решение

 

Религия может сыграть важную роль в продвижении нового «лица» Индонезии. Государству следует пересмотреть и несколько трансформировать нынешний подход к религиозным вопросам: нужно модернизировать внутреннюю политику, особое внимание уделяя пропаганде терпимости через распространение умеренного ислама и порицание действий и идей радикальных проповедников, политиков и организаций.

 

Индонезийский подход к исламу, который получил название ислам Нусантара (ислам Архипелага), представляет собой умеренную интерпретацию ислама, где учитывается местный индонезийский контекст (в том числе включая идеи Панча Силы). Это может стать эффективным ответом на религиозную нетерпимость в регионе и оказать помощь в процессе формирования позитивного имиджа страны. Концепция ислама Архипелага, в основу которой легла Панча Сила, отвергает идею создания исламского государства в пользу реализации религиозного плюрализма. Что касается отношения к этой концепции непосредственно внутри индонезийского общества, то отклики абсолютно различны, в том числе набирает обороты нетолерантное и эксклюзивистское понимание религиозности (о чем говорилось выше – прим. ред.).

 

Правильное использование религиозного плюрализма может послужить хорошим подспорьем для создания позитивного имиджа Индонезии за рубежом. Безусловно, Индонезия отличается этническим, культурным и религиозным многообразием. Это может стать хорошим примером существования общества, в котором лидирующие позиции занимают мусульмане, но при этом культивируется уважительное отношение к приверженцам других убеждений, строго соблюдаются демократические принципы.

 

Немаловажно начать реализацию программ по борьбе с растущей нетерпимостью и религиозным радикализмом, что должно лечь на плечи Министерства образования и религии Индонезии. Но при этом не стоит забывать и о том, что в стране существует нехватка человеческих и финансовых ресурсов для поддержки инициатив, отсутствие активности среди членов гражданского общества и коррупция.

 

Выводы

 

Индонезийский ислам можно и нужно рассматривать как один из важнейших элементов мягкой стратегии противодействия радикализму. Свойственное для Индонезии сочетание ислама и демократических ценностей, о котором идёт речь в Панча Силе, представляет собой альтернативное видение того, каким может быть ислам и его восприятие. Индонезия должна укрепить своё лидерство в исламском мире, используя свой демографический потенциал, демонстрируя остальному миру, что демократия и ислам могут и должны идти рука об руку. Также Индонезия должна использовать своё лидерство в АSЕАN для торговой интеграции и увеличения потенциала индонезийского рынка.

 

Национальный девиз Индонезии «Единство в разнообразии», о котором шла речь раньше, может послужить не только источником, но и инструментом мягкой силы и сформировать положительный образ страны в мире. Правильное использование стратегии «мягкой силы» поможет Индонезии добиться успеха не только в Ассоциации государств Юго-Восточной Азии, но и далеко за её пределами.

 

Но обладают ли правительство и религиозные организации достаточной храбростью для популяризации религиозной терпимости с целью сокращения распространения радикализма? Оценивая имеющийся индонезийский опыт, тяжело в этом вопросе оставаться оптимистом.

 

Томаш Бурджик
PhD исследователь, Boym Institute, Poland Asia Research Centre (CSPA)

Перевод: Ильмира Гафиятуллина