Президентские выборы в Мавритании: к стабильности посредством демократии. Статья Григория Лукьянова

04 июля

Эксперт Российского совета по международным делам Григорий Лукьянов представляет анализ результатов президентских выборов в Исламской Республике Мавритания.



22 июня в Мавритании состоялись президентские выборы, по результатам которых убедительную победу одержал бывший министр обороны Мухаммед ульд аш-Шейх аль-Газуани. 1 июля Конституционный совет (КС), признав выборы состоявшимися, а представленные избирательной комиссией результаты корректными, подтвердил его безоговорочную победу в первом туре. В соответствии с итоговым протоколом ЦИК Мухаммед аль-Газуани набрал порядка 52% голосов при явке, составившей больше 62%.

 

Президентские выборы в Мавритании: к стабильности посредством демократии. Статья Григория Лукьянова

Бывший министр обороны\новый президент Мавритании Мухаммед ульд аш-Шейх аль-Газуани / Creative Commons


На пресс-конференции 25 июня кандидаты от оппозиции выдвинули ряд обвинений в адрес властей и сделали заявление, что выявленные нарушения не позволяют считать выборы состоявшимися. Но все их доводы были отвергнуты членами КС и никак не повлияли на общий исход голосования, а это значит, что уже в ближайшее время новый президент приступит к исполнению своих обязанностей.

Президентские выборы в Мавритании: к стабильности посредством демократии. Статья Григория Лукьянова

 

Первый президент республики Мухтар ульд Дадда / Creative Commons

 

Чем примечательны выборы этого года? 

 

Для современной истории Мавритании эти выборы носят беспрецедентный характер и имеют воистину историческое значение. С момента обретения независимости от Франции в ноябре 1960 г. страна не имела опыта процедурного политического транзита в соответствии с духом и буквой закона, основанного на демократическом принципе сменяемости власти. В 1978 г. первый президент республики Мухтар ульд Дадда был свергнут группой офицеров во главе с полковником Мустафой ульд Мухаммедом Салехом, что положило начало традиции непосредственного участия армии в политике, в т.ч. путем организации военных переворотов и установления прямого военного правления. Последний на сегодняшний день военный переворот состоялся в августе 2008 г., в результате к власти пришел нынешний президент Мохаммед ульд Абдель Азиз.

 

Президентские выборы в Мавритании: к стабильности посредством демократии. Статья Григория Лукьянова

Протестующие против действий военной элиты, 2008 год / Creative Commons

 

Примечательными выборы 2019 г. сделало уже то, что незадолго до начала избирательной кампании действующий глава государства, находившийся у власти в течение двух пятилетних сроков, объявил о том, что не имеет намерения выставлять свою кандидатуру на выборы в третий раз и тем самым не собирается нарушать действующее законодательство. После чего правящая партия «Союз за Республику», основанная и возглавляемая им, выдвинула кандидатом в президенты Мохаммеда  ульд  аль-Газуани.


Аль-Газуани, до 2018 г. занимавший пост начальника генерального штаба вооруженных сил, – не только высокопоставленный кадровый венный, пользующийся доверием армии и занимавший в течение всего периода существования режима Абдель Азиза высшие позиции в иерархии военных и силовых ведомств. Он также известен как близкий друг президента, что указывает на высокую вероятность преемственности политического курса после победы генерала на выборах. В программе кандидата основная ставка делалась на ценность стабильности и безопасности, ставших результатом грамотной политики президента и армии. Кроме того аль-Газуани является выходцем из известной и уважаемой семьи, а его отец – авторитетный духовный лидер одной из суфийских общин, что позволило генералу не ограничиваться опорой исключительно на поддержку военных, а апеллировать также и к традиционным институтам и лояльностям.  

 

Результаты оппозиции 


Участие в предвыборной гонке приняли еще пять кандидатов. Второе место с результатом 18,58% занял адвокат и правозащитник Бирам ульд Абейд, активно продвигавший повестку прав человека и выступавший в защиту интересов темнокожего населения, в т.ч. потомков бывших рабов и тех, кто остается в зависимости и сегодня, несмотря на официальную отмену рабства в 1981 г. Третье место с результатом 17,87% занял бывший премьер-министр Сиди Мухаммед ульд Бубакар, которого поддержала исламистская партия «Национальное объединение за реформы и развитие» (Тавасуль), крупнейшая оппозиционная сила в обеих палатах парламента и в стране в целом. В своей кампании он активно использовал популистскую риторику, делая акцент на проблемах бедности, безработицы и коррупции. Представляющие малочисленную образованную интеллигенцию Кане Хамиду Баба (8,71%) и Мухаммед ульд Маулуд (2,44%), а также говорящий от имени нового поколения гражданских бюрократов Мухаммед Лемин аль-Муртеджи аль-Вави (0,4%) не имели ярко отличной политической программы. В целом они вместе с Абейдом и Бубакаром ратовали за установление полноценного гражданского правления и отстранение военных от участия в политике.

 

Президентские выборы в Мавритании: к стабильности посредством демократии. Статья Григория Лукьянова

Столица Мавритании Нуакшот / Creative Commons


Внутренняя дисперсность и разобщенность оппозиции не позволили ей воспользоваться общим состоянием неудовлетворенности населения текущей экономической ситуацией и добиться проведения второго тура. Несмотря на формальные показатели роста экономики, достижение второй президентский срок Мохаммеда ульд Абдель Азиза, низкий уровень жизни, бедность и безработица последовательно усиливали оппозиционные настроения, чем на парламентских выборах 2013 и 2018 гг. воспользовалась партия «Тавасуль». Несмотря на то, что низкие показатели поддержанного ею Бубакара свидетельствует о закономерном снижении популярности «братьев-мусульман», отсутствие заметных улучшений положения рядового населения служит «бомбой замедленного действия» для системы в целом.

 

Спокойствие на фоне бури

 

Ключевым достижением президента Мохаммеда ульд Абдель Азиза, к сотворению которого приложил руку и его официальный преемник, стала безопасность и нераспространение на территорию Мавритании террористической деятельности регионального крыла «Аль-Каиды» и ИГ (террористические организации, признанные на территории России запрещенными - прим. ред.). Существуют разные версии объяснения того, как мавританскому руководству удалось добиться этого, в том числе высказывается мнение, что могла иметь место некая взаимовыгодная сделка между мавританскими военными, трансграничными криминальными группами контрабандистов и радикальными исламистами, но подтверждений тому нет. В любом случае перед новым президентом стоит ответственная задача не только сохранить status quo, но и найти пути эффективных реформ с целью нивелирования социально-экономической базы общественных протестов.

 

На фоне событий в Алжире, Египте, Судане и Ливии позиции мавританской армии, остающейся основным гарантом стабильности в стране, не ослабли. Более того, готовность высшего военно-политического руководства к проведению гибкой внутренней политики является важным фактором не только национальной, но и региональной безопасности.

 

* - Григорий Лукьянов - старший преподаватель Департамента политики и управления Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН, эксперт Российского совета по международным делам

 

Группа стратегического видения «Россия - Исламский мир»