Рафик Мухаметшин: «В мире знают нас, с удовольствием принимают наших выпускников»

06 декабря 2019


Какую роль играет религиозное образование в профилактике экстремистских проявлений? Каково будущее исламского образования в России? Ценятся ли эти знания в мировом мусульманском сообществе? Об этом мы поговорили с ректором Российского исламского института Рафиком Мухаметшиным.


- Какова роль полноценной системы мусульманского религиозного образования в укреплении межрелигиозного диалога?


¬- На самом деле, здесь система образования играет довольно значительную роль. Поскольку речь идёт о формировании конфессиональной политики, чтобы в нашем обществе были мир и согласие. Для этого система образования должна готовить соответствующих специалистов и по теологии, и религиозных деятелей. В системе исламского образования, мы закладываем, чтобы наши выпускники могли работать в поликонфессиональной среде. Это выражается в изучении многовековых традиций ханафитского мазхаба, который, к слову, всегда функционировал в условиях поликонфессионального сообщества; в ведении новых предметов, которые позволят адаптироваться, социализироваться выпускникам к российским реалиям. На сегодняшний день система образования пытается ответить на все эти запросы.


- Каковы перспективы развития высшего религиозного исламского образования в России?


- Надо отметить, что российская умма развивается, её потребности в специалистах, безусловно, растут. Есть потребность не только самого мусульманского сообщества, но и интеллигенции. Та самая, которая должна работать и в средствах массовой информации, в экономической и теологической сфере. С этой точки зрения исламское образование сегодня востребовано как никогда.


К тому же в 2013 году в Уфе Президент России Владимир Путин поставил перед нами задачу конкурентоспособности мусульманских учебных заведений, что безусловно очень важно. Нужно понимать, что наши учебные заведения не только должны быть полноценными, но, с другой стороны, важно, чтобы меньше наших молодых ребят выезжало в зарубежные страны. Сегодня есть Болгарская исламская академия, которая готовит магистров и докторов. Можно с полной уверенностью сказать, что нынешний уровень российского исламского образования довольно высокий. В мире знают нас, с удовольствием принимают наших выпускников. С этой точки зрения можно сказать, что мы не только держим планку, но и повышаем её.


- Мы знаем, что у мусульманских народов России очень богатое богословское наследие. Насколько изучение этого наследия, его сохранение и дальнейшая популяризация может помочь в налаживании гармоничных взаимоотношений с мусульманскими странами?


- Существуют определённые стереотипы, согласно которым только у арабов есть богатое исламское прошлое. Однако стоит отметить, что ислам в России начал свой путь с VIII века, а Волжская Булгария в X веке и вовсе стала мусульманским государством. Очень важно для России в целом, для имиджа российских мусульман знать и рассказывать об этом наследии. Но, конечно, в первую очередь это важно для нас. Например, Шигабутдин Марджани является для всего исламского мира крупнейшим богословом. На сегодняшний день с полной уверенностью могу сказать, что нет ни одного крупного исламского учёного, который бы занимался проблемами исламского права и не знал бы о такой личности. У нас есть крупные богословы, которые внесли достойный вклад в развитие богословской мысли исламского мира в целом, не только в России. С этой точки зрения мы должны их изучать, пропагандировать. Сегодня наша работа в этом направлении находится на начальных этапах. Считаю, нам уже пора войти в мусульманское сообщество мира полноценными участниками, в том числе через знакомство с нашим богатым богословским наследием.

 

Беседовала Ильмира Гафиятуллина