En Ar

Ректор БИА: «Мы должны обеспечить суверенитет исламского отечественного образования»

08 сентября


На сегодняшний день в России есть полноценная система получения религиозного образования, начиная от примечетских курсов и медресе и заканчивая Болгарской исламской академией. В отличие от старинных медресе, Академия, что расположилась в древнем городе Болгар, – ещё совсем молодое учебное заведение, готовящее магистров и докторов исламских наук. Мы встретились с исполняющим обязанности ректора Академии Айнуром Тимерхановым и поговорили о том, кто поступает в БИА, как происходит защита диссертаций и какова сфера научных интересов студентов.


«Миссия Академии – подготовка ученых-богословов мирового уровня»

 

 

Ректор БИА: «Мы должны обеспечить суверенитет исламского отечественного образования»

 

– Айнур Ахатович, Вы не так давно заняли пост ректора Болгарской исламской академии. Расскажите немного о себе.


–  Родился и вырос я в семье обычных рабочих в деревне Старая Икшурма Сабинского района. Мама моя родом из деревни Сатышево, которая известна своим медресе, построенном в XVIII в., а сама деревня была основана ещё в период Казанского ханства. Очевидно, этот факт как-то отразился и на образе жизни моей бабушки со стороны мамы – Зухры. Она была очень набожной, всегда читала намаз и делала дуа. Полагаю, что Всевышним предначертана именно такая судьба, что я тоже оказался в сфере, которая тесно связана со служением исламу, чему я просто рад и благодарен судьбе и Всевышнему.


В 1996 г. я закончил с красным дипломом англо-арабское отделение факультета иностранных языков Казанского государственного педагогического института. На факультативной основе изучал турецкий язык. В 1992 г. довелось побывать на стажировке в Турции, где в г. Самсуне в образовательном марказе в течение 3-х месяцев я прошёл курсы интенсивного изучения турецкого языка. В 1994-95 гг. также стажировался в Египте, где посещал курсы арабского языка для неносителей при Университете Аль-Азхар. Там же окончил две ступени профессионального изучения английского языка в Британском культурном центре. Мне отрадно, что многие ребята из числа татар и других национальностей из России, с которыми познакомился тогда, отучились в самом университете, и уже многие годы являются заметными фигурами в мусульманском сообществе России.


– В декабре Вы были назначены на должность проректора по научной деятельности, а уже в этом году стали ректором Академии. Что изменилось за это время? Что Вам удалось сделать?


– Изначально моя работа была связана с несколькими направлениями. Во-первых, я обеспечивал постоянную представленность руководства Академии в Болгаре, где и происходит весь основной учебно-образовательный процесс, вся жизнедеятельность образовательного учреждения. Это позволяло мне чаще встречаться, общаться с преподавателями, прежде всего с иностранными, со студентами. Общались мы, естественно, на арабском языке, без переводчика, что весьма важно для установления тёплых, доверительных отношений на личном уровне. При коммуникации с представителями Востока это очень важно.


Ежегодно, как Вы знаете, Академию посещает много делегаций разного уровня, в том числе из-за рубежа. В тот период я принял более десятка таких делегаций, знакомил их с Академией, с её работой, проводил переговоры. Во время таких встреч закладывались основы для дальнейшего успешного взаимодействия.


– Какие цели Вы сейчас ставите перед собой? Всё-таки пост ректора уникальной и единственной в России исламской академии накладывает определённую ответственность.


– Основная миссия Академии определена на уровне главы государства – подготовка высокопрофессиональных мусульманских деятелей и учёных-богословов, составляющих кадровую элиту исламского сообщества страны. В основе этой подготовки должны лежать традиции отечественной исламской богословской школы, на воссоздание и развитие которой и направлена деятельность Академии. Естественно, эти традиции и многовековой опыт развития ислама в нашей стране, межрелигиозных, межконфессиональных отношений в разные исторические периоды на территориях Урало-Поволжья, Северного Кавказа должны осмысляться с учётом реалий современной жизни, потребностей мусульманской общины и страны в целом.  Всё это в совокупности призвано обеспечить условия для единения уммы на основе традиционной российской исламской богословской школы, развития современной полноценной многоступенчатой системы исламского образования в России.

 

 

Отдельно хочется сказать о работе Центра исламского наследия, в рамках которого, как я говорил ранее, появилась лаборатория по реставрации и оцифровке рукописей, оснащённая современным оборудованием. В ближайших планах – восстановить и ввести в рабочий оборот, а затем и в научный более трёх сотен рукописей из нашего Фонда.


Какой он: идеальный студент БИА?

 

 

Ректор БИА: «Мы должны обеспечить суверенитет исламского отечественного образования»

 

– По какому принципу Вы отбираете студентов в БИА? Что обязательно нужно знать, чтобы обучаться у Вас?


– В целом при наборе абитуриентов мы работаем прежде всего с муфтиятами, исламскими вузами, активно проводим приёмную кампанию. Это во многом связано с решением вопроса последующего трудоустройства, что для нас так же важно, как и для любого светского вуза.   


Традиционно перед началом вступительных экзаменов мы проводим Летнюю школу, где абитуриенты получают возможность прослушать цикл лекций по методологии научно-богословского исследования, истории исламского законодательства, посетить практические занятия по арабскому языку с носителем языка, специализирующимся на преподавании арабского языка в иноязычной аудитории. Что касается собственно вступительных испытаний, то поступающие в магистратуру должны иметь диплом бакалавра (лингвист, педагог и др.), сдать успешно тест по исламским наукам, диктант на арабском языке и пройти собеседование на тему «Основы научной деятельности». Для докторантуры это тестирование по исламским наукам и собеседование на тему научно-богословской деятельности.


Обучение в Академии осуществляется на 90% на арабском языке. Поэтому безусловным требованием является владение арабским языком на уровне, позволяющем получать на нём образование.


– Насколько Болгарская академия сегодня востребована среди молодых специалистов?


– В этом году конкурс в магистратуру – 4 человека на место, в докторантуру – 6 человек. Это сопоставимо с прошлогодними показателями, хотя отмечается рост числа желающих поступить в докторантуру, а также в магистратуру по теологии. Есть желающие и из числа девушек. Мы прорабатываем вопрос организации обучения и для девушек, прежде всего в докторантуре.


БИА – синтез зарубежного опыта и отечественного богословия

 

 

 

Ректор БИА: «Мы должны обеспечить суверенитет исламского отечественного образования»

 

–  Какое место в деятельности Академии занимает сотрудничество и взаимодействие со странами исламского мира?


– В настоящее время укрепление и дальнейшее развитие связей с мусульманскими странами пользуется широкой поддержкой в российском обществе.  В этом направлении Болгарская исламская академия осуществляет сотрудничество с Группой стратегического видения «Россия — Исламский мир», созданной в 2006 году под руководством Евгения Максимовича Примакова и Минтимера Шариповича Шаймиева после того, как Российская Федерация присоединилась к Организации исламского сотрудничества в качестве наблюдателя.


Принимая во внимание, что приоритетными направлениями в деятельности Группы является углубление гуманитарного сотрудничества, развитие молодёжных связей и обменов, улучшение информационных потоков и коммуникации, происходит расширение партнёрства Группы с Болгарской исламской академией в целях содействия развитию богословского образования и воссозданию в России собственной исламской богословской школы, а также активизации работы с молодёжью. Практическими примерами такого сотрудничества является, например, проект Международной летней школы «Болгарский диалог культур». В этом году работа школы была посвящена теме «Образование и диалог религий. Опыт России и стран исламского мира».


– Вы отметили, что среди ведущих преподавателей Болгарской исламской академии немало иностранных специалистов. Расскажите, каким образом выбирались преподаватели? Есть ли сегодня в России специалисты подобного уровня?


– Сегодня в реализации образовательных программ участвует 4 иностранных преподавателя, ряд визит-профессоров из ведущих исламских вузов мира. Это доктор исламоведения и арабистики Исмаил Болбол, доктор по исламскому фикху и его основам Мухамед Айман аль-Захрави, доктор по исламскому фикху и его основам (ханафитский мазхаб) Адхам Фаррадж Абдулрахман и доктор по исламоведению Саиф аль-Асри. Ожидается приезд на постоянную работу ещё одного преподавателя из Университета Аль-Азхар. 


До 12 преподавателей привлекаются для чтения разных курсов в рамках магистерской программы по теологии. Это специалисты КФУ, Центра исламоведческих исследований Академии наук Республики Татарстан, преподаватели вузов Москвы, Ростова-на-Дону, Махачкалы и др. На регулярной основе ведут спецкурсы и читают лекции ведущие российские и зарубежные востоковеды, представители других смежных научных областей. В списке таких лекторов: профессор Высшей школы экономики Леонид Сюкияйнен, профессор, ректор Российского исламского института  Рафик Мухаметшин, профессор исламского университета в Аммане (Иордания), бывший советник по религиозным вопросам иракского президента С.Хусейна Абдурраззак Саади, профессор Гентского государственного университета (Бельгия) д-р Али эль-Конайсси, профессор Университета Аль аль-Бейт (Иордания) Ахмад аль-Карала, профессор Университета имени Сиди Мухаммеда бин Абдаллы (Марокко) Ильяс Балка, учёный из Сирии Мухаммад Тауфик Рамадан аль-Бутый и др.


– Вы упоминали про партнёров из регионов России и разных стран мира. С кем сегодня сотрудничает Академия в образовательной, научной сферах? Каковы Ваши планы на международном направлении деятельности, как эта работа выстроена в Академии?


– В эпоху глобализации, образование, в том числе и религиозное, не может оставаться ограниченным исключительно рамками собственной культуры и вероисповедания. На фоне важности трансляции национальных, этнических ценностей и традиций императивом нынешней эпохи становится также межкультурная коммуникация и многовекторное образование с акцентом на международное сотрудничество и интеграцию в мировое культурно-образовательное пространство.


Подчеркну, что перед нами не стоит задача привлечения как можно большего количества иностранных студентов. Речь идёт прежде всего о представителях стран дальнего зарубежья. Для нас это не есть критерий эффективности. Но мы работаем с иностранцами, т.к. понимаем важность данного направления в ракурсе формирования и продвижения положительного имиджа России на международной арене, в том числе и в исламском мире. Вместе с тем мы максимально заинтересованы в работе с нашей, отечественной, аудиторией, с теми молодыми людьми, которые получают сегодня религиозное образование за рубежом.


В Академии функционирует международный отдел, который отвечает за данное направление. В последние два года были предприняты активные усилия в направлении налаживания сотрудничества с отечественными и зарубежными вузами. Так, мы активно расширяем партнёрские отношения с исламскими центрами и вузами, в числе которых Университет Аль-Азхар в Египте, Всемирный совет мусульманских сообществ в ОАЭ, Университет Мухаммеда V в Марокко, Научно-исследовательский центр имени имама Бухари в Узбекистане, Дамасский университет в Сирии и мн. др. Также были подписаны соглашения о совместной деятельности с вузами Иордании, Объединённых Арабских Эмиратов, с коллегами из Республики Дагестан и Чеченской Республики. Мы поддерживаем постоянный контакт с руководством практически всех исламских вузов России.


Доктор наук – просто корочка или серьёзная исследовательская работа?

 

 

Ректор БИА: «Мы должны обеспечить суверенитет исламского отечественного образования»

 

– Давайте поговорим про подготовку докторов наук. Не секрет, что от Академии ожидают прежде всего заметных результатов в направлении подготовки докторов исламских наук – учёных-богословов. Не могли бы поделиться наработанным опытом в этой области, имеющимися проблемами и планами?


– Вы правы. В этом отношении требования к деятельности Академии и ожидания серьёзных результатов от этой деятельности очень высокие. Вместе с тем где-то эти ожидания, смею сказать, и завышенные. Завышенные в том плане, что за столь короткий период времени невозможно выдать продукт в виде учёного-богослова с мировым именем,  который в равной степени хорошо разбирался бы, помимо естественно глубоких знаний в области ислама, исламского богословия,  во внутренней актуальной повестке дня,  имел бы и общий  широкий взгляд на вопросы международной тематики и т.д., т.е. был бы тем авторитетным духовным лидером, интеллектуалом, «говорящей головой», который мог бы профессионально и убедительно транслировать исламские, общечеловеческие ценности в контексте бережного и уважительного отношения к своей родине, к ее интересам, успехам и достижениям.


В 2019 и 2020 годах состоялись первые выпуски докторов исламских наук. Действительно, это уникальный, бесценный опыт подготовки специалистов высшего звена в области исламского богословия в условиях современной России. Конечно, здесь очень много задач и сложностей, поскольку Академия создаёт многое и реализует это впервые.


К нам приходит специфический контингент. В основной массе это люди с хорошим знанием арабского языка и основ ислама, исламских наук, но далёкие от науки, научно-исследовательской работы. Есть и языковая проблема, низкий уровень общекультурных компетенций. Студенты представляют около 20 регионов России, есть, как я уже говорил, и иностранцы. Соответственно у всех и разный уровень владения русским языком. При этом показателен факт хорошего владения арабским языком, что формирует позитивное впечатление даже у наших арабских коллег. А многие ли из тех, кто иногда резко критично воспринимает результаты защит в Академии, не владея всей полнотой темы, способны вести исследование и защищать его результаты на арабском языке, будучи не носителем?!


– Насколько известно, готовые диссертации защищаются на специализированном Диссертационном совете. Кто входит в этот совет и в каких направлениях исследований он специализируется?


– Нужно сказать, что созданию совета предшествовала большая кропотливая работа по изучению работы уже действующих диссертационных советов в России и за рубежом. Наш же совет представляет собой международный диссертационный совет по исламским наукам. Именно этот орган принимает решение о присуждении успешно защитившимся богословской степени доктора исламских наук. Затем это решение утверждается Советом учредителей БИА.


Авторитетный состав Диссертационного совета, представленный как отечественными, так и зарубежными учёными, богословами даёт возможность максимально объективно оценивать работы, представляемые к защите, своевременно указывать на недостатки в раскрытии темы, нередко в определении концептуальных подходов к разработке обозначенной в рамках диссертационного исследования проблемы.


Что касается включения в Диссертационный совет, то основной критерий для приглашения человека в состав – его научная компетентность, профессионализм в области тех или иных направлений исламских наук, наличие научных, научно-богословских трудов. На сегодняшний день состав представлен как ведущими отечественными, так и зарубежными учёными, богословами. Первым в истории Академии председателем Диссертационного совета, ныне член Совета, является профессор Болгарской исламской академии, доктор Исмаил Болбол (Палестина – Египет). Это известный в исламском мире учёный, в прошлом более 10 лет возглавлявший филиал Университета Аль-Азхар в Палестине, бывший муфтий Палестины. Новым председателем Совета в прошлом году стал доктор шариатских наук, преподаватель Академии Айман Захрави (Сирия), учёным секретарём – Руслан Саяхов, выпускник Университета Аль-Азхар, ныне проректор по научной деятельности Академии.


Что интересует студентов Академии?

 

 

Ректор БИА: «Мы должны обеспечить суверенитет исламского отечественного образования»

 

– А какова сфера научных интересов студентов Академии? На какие темы они делают упор в своих научных изысканиях?


– Говорить о свободном выборе тем для выпускных квалификационных работ в магистратуре и диссертационных исследований в докторантуре, наверное, не совсем верно. Темы предлагаются и утверждаются в рамках основных приоритетных направлений научных, богословских исследований Академии. В первую очередь это темы, направленные на изучение и введение в широкий научный оборот образцов нашего духовно-культурного, богословского наследия. Например, это труды Сулеймана бин Дауда Саксини, Габдуннасыра Курсави, Габдурахима Утыз-Имяни, Шихабутдина Марджани, Мусы Бигиева, Ризаэтдина Фахретдина и др. Также речь идёт об изучении в исследовательских трудах актуальной повестки современной жизни, которая волнует мусульманское сообщество России.


Ещё одно направление – изыскания в направлении раскрытия потенциала развития российской исламской богословской школы в свете вызовов будущего. Мы понимаем важность работы на опережение, прогнозирования и опережающего решения возможных проблем, с которыми столкнутся мусульмане в ближайшей перспективе в силу самых разных факторов – глобальных, региональных, локальных.


Если говорить конкретнее про тематику магистерских, докторских работ, то это широкий круг вопросов: отечественное богословское наследие Шихабутдина Марджани, Мусы Бигиева; богословские воззрения Ризаэтдина Фахретдина; наследие дагестанских богословов. Особый интерес у наших студентов вызывают такие темы, как «Современная проблематика сквозь призму шариата: богословская оценка пластической операции, направленной на улучшение внешности человека», «Возрождение и развитие школы хафизов Корана в РФ на основе изучения вклада мирового чтеца Корана доктора Аймана Рушди Сувейди», а также определение родословной ребенка, родившегося от суррогатной матери.


– Есть ли работы, посвящённые изучение особенностей различных течений в исламе? Могут ли подобные изыскания снизить уровень экстремизма в обществе?


– Нужно отметить, что среди учебных дисциплин в магистратуре есть предмет «Исламская доксография (секты, течения)», который ведёт Саид Шагавиев. Что же касается непосредственно исследовательской деятельности, то каждая из работ наших студентов так или иначе работает на снижение экстремистских настроений в обществе, в том числе через просвещение и ознакомление с традиционной богословской школой. Такие работы вносят свою лепту в дело повышения уровня грамотности мусульман и заинтересованной аудитории в важнейших религиозных вопросах, которые раскрываются и оцениваются с позиции нашего богословского наследия.

 

Ректор БИА: «Мы должны обеспечить суверенитет исламского отечественного образования»

 

– Поделитесь предстоящими планами: какие планируются конференции, форумы и иные активности в стенах Академии?


– Ежегодно у нас проходит около 50 мероприятий научно-образовательного, просветительского характера. Это конференции, форумы, круглые столы, семинары, открытые лекции, тематические вечера, интеллектуальные игры. Ежемесячно в библиотеке Академии проходят тематические вечера, посвящённые жизни и творчеству всемирно известных богословов, деятелей литературы, культуры разных народов; устраиваются выставки.


В конце сентября планируется провести II Международную научно-практическую конференцию «Исламоведение и исламская теология в современной системе образования: проблемы и перспективы». Цель конференции – обсуждение актуальных теоретических и практических вопросов становления и развития исламоведения и исламской теологической отрасли знания в контексте реализации ФГОС 3++ по теологии.


Пожалуй, центральным мероприятием является ежегодный международный форум «Богословское наследие мусульман России», который пройдет в 2021 г. в октябре уже в третий раз. Программа форума включает 4 конференции (Болгарские чтения, Чтения им. Марджани и др.), презентации новых трудов, мастер-классы, две конференции международного статуса. Среди них есть и международная студенческая конференция, посвящённая обсуждению вопросов формирования гражданской идентичности мусульманской молодёжи в России и за рубежом.

 

 


Ильмира Гафиятуллина