En Ar

В Казани презентовали монографию об исламе

25 октября


«Ислам, имеющий добрую и мирную сущность» – именно так называется новая книга российских исламоведов и исследователей, посвящённая актуальным вопросам ислама. Презентация издания, выпущенного на русском языке, состоялась в Казани и собрала не только представителей научного сообщества, но и последователей исламского вероучения, а также всех тех, кто интересуется исламом.

 

В Казани презентовали монографию об исламе

 

Что же такое «традиционный ислам» в современной России? По мнению авторов коллективной монографии, это понятие — искусственный конструкт, которым пользуется государство для обозначения постсоветской модели государственно-конфессиональных отношений. Один из её главных признаков — демонстрация лояльности религиозных организаций и верующих политическому режиму в стране. Те же, кто выступает с критикой государства, могут быть отнесены властями и официальными религиозными институтами к представителям так называемого «нетрадиционного ислама». Что влечет за собой подобное разделение? В книге рассматривается не только история понятия и общетеоретические аспекты концепции традиционного ислама, но и, что наиболее ценно, его региональный характер в Татарстане, Башкортостане, Крыму.


Редактором и составителем книги стал востоковед Ренат Беккин. По словам автора одной из статей, исламоведа, сотрудника Института татарской энциклопедии АН РТ Азата Ахунова, изначально книга была опубликована на английском языке. Вышла она в 2019 году в Сараево. Русское же издание, которое было представлено, – это доработанное издание, актуализированное. Фактически это оригинальный новый труд.

 

В Казани презентовали монографию об исламе

 

«В книге говорится о традиционном исламе, о котором много говорят, но никто чётко не дал дефиницию понятию. На Кавказе традиционный ислам приравнен к суфизму. В своей статье вместе с Лейлой Алмазовой мы постарались проанализировать все версии понятия «традиционный ислам». К сожалению, мы тоже не смогли дать определение, поскольку очень много различных мнений. Однако если мы обратимся к истории, то обнаружим, что ещё в советское время наши этнографы предлагали такой термин как «обрядовый, этнографический ислам». Именно он и помог сохранить веру в советское время, в период атеизма. Обряды сохранили татарский язык, а язык – религию», – пояснил аудитории Ахунов.


По мнению эксперта, перемены в этом направлении начали происходить только в последнее время, с приходом нового муфтия Татарстана Камиля Самигуллина. Раньше, отмечает Ахунов, вопросы относительно ислама были связаны с бытовыми вещами (к примеру, можно ли оставить краску на кладбище и тому подобное). «Редко проскальзывали вопросы близкие к шариату. Джалиль Фазлыев, обращаясь к мусульманам, спрашивал: «О чём будете говорить в Судный день? О краске или о намазе?» Да, есть определённый заказ властей на традиционный, мирный, неконфликтный, исконный ислам. Духовенство тоже вынуждено подстраиваться под эти запросы, которые звучат со стороны власти, вынуждены адаптировать некоторые новые, неизвестные ранее явления (к примеру, Бессмертный полк). С того момента, как муфтием Татарстана стал Камиль Самигуллин, то начались значительные изменения. Он отвечает на вопросы по шариату, различные сложные вещи разбирает и объясняет, ведёт работу в социальных сетях. Ислам с его приходом в Татарстане можно называть «ислам теологический», поскольку бытовые вещи уходят на второй план. Муфтий и его окружение дают религиозные формулировки и трактовки различным явлениям, связанным с шариатом», – подытожил Азат Ахунов.

 

В Казани презентовали монографию об исламе

 

К словам коллеги в ходе презентации издания присоединилась и Лейла Алмазова, старший научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан. Автор монографии уверена, что само понятие «традиционный ислам» не присуще арабо-мусульманскому ареалу. «Самый близкий аналог термина – это таклид. Что же такое традиционный ислам? Вообще в отношении идеологической философской мысли есть три типа терминов: самоназвание, то название, которое дают учёные, и термин, который даётся по политическим мотивам. Справедливости ради стоит сказать, что идея традиционного ислама возникла не в ареале восточного мира, это чисто западный, искусственный конструкт (Франция, Германия, Англия). У этого понятия нет корней в самой культуре, но есть потребность у общества, которое и пытается само дать ответ, сформулировать определение», – обозначила свою позицию Алмазова.

 

В Казани презентовали монографию об исламе

 

Один из блоков монографии «Ислам, имеющий добрую и мирную сущность» стал суфизм, о котором на страницах книги рассказала Резеда Сафиуллина-Ибрагимова. Глубоко уверена, что суфизм есть познание ислама сердцем, а новая книга позволит найти ответы на многие вопросы и подвигнет на более глубокие измышления. «Суфизм в Татарстане: возрождение традиций, экспорт или экспансия» – такое название получила моя статья. Вокруг суфизма много разных мифов, это одна из самых интересных тем в исламе. Лично мне было интересно изучить суфизм в его практической представленности. Что касается Татарстана, то в республике немало суфиев, представлены разные тарикаты: кадиритский, есть накшбандийя (традиционный для татар тарикат). Ранее был ещё тарикат яссавия, но в средние века он сменился накшбандийским, который не проповедует полное отречение от активной жизни. Главный принцип здесь – сердцем с Аллахом, а руки в деле; жить земной жизнью, но всё время совершенствовать свой дух, работать над душой», – рассказала публике Сафиуллина-Ибрагимова.


До революций в Татарстане, отмечается в статье, были активные традиции суфизма. Это была главная форма распространения ислама в Волго-Уральском регионе. «Это стало сильной формой сохранения своей веры, идентичности, духовного стержня. Суфийские наставники играли важную роль для самосохранения нации, самосознания. После Октябрьской революции традиции эти были прерваны», – добавила эксперт. На сегодняшний день суфизм и братство превращаются в транснациональные движения. Где-то даже можно получить посвящение через Интернет, вступить в тарикат таким образом. Среди широкой публики этот феномен получил именование неосуфизм.

 

В Казани презентовали монографию об исламе

 

Особое внимание в презентуемой книге уделяется Грозненской международной конференции, прошедшей в 2016 году в Чечне. Этот раздел был подготовлен Дамиром Шагавиевым, преподавателем Болгарской исламской академии. «Речь идёт о суннитской международной конференции, где обсуждалось значение понятия «ахлю сунна ва-л-джама‘а» (люди Сунны и согласия). Если в англоязычной версии книги материал преследовал одни цели, то в русская версия была больше ориентирована на наш тюркский, татарский ислам», – пояснил Шагавиев.


Эксперт отметил высокий уровень работы по рецензированию, по редакции сборника, профессиональный подход редактора Беккина, который смог обеспечить авторам и всем заинтересованным хорошую научную площадку.

 

В Казани презентовали монографию об исламе

 

«Что же касается понятия «традиционный ислам». Более 10 лет назад в газете «Умма» я тоже поднимал этот вопрос, рассуждал о том, что для нас является традиционным. Традиционно татары были суннитами, ханафитами, матуридитами, в тарикате накшбандия. Об этом же говорится и в трудах Мурада Рамзи», – добавил Дамир Шагавиев. Также он отметил, что каждый год в Иордании на английском языке выходит список 500 влиятельных мусульман мира. В предисловии из номера в номер повторяется статья некоторых исламоведов из Америки, где говорится, что сегодняшние мусульмане делятся на 3 основные группы: традиционные (около 90%), фундаменталисты (9%) и модернисты (менее 1%).


«В своей статье я рассказал о конференции в Грозном, которая собрала в Чечне большинство представителей российских муфтиятов, представителей духовенства из бывших союзных республик, со всего мира, крупных учёных, которые специализируются в этой области, имеют научные степени. Итогом встречи стал выпуск декларации, которая переведена на многие языки мира. Но российские мусульмане отдельно издали ещё один документ – Грозненскую фетву. Документ отличался от международного, что вызвало много недоразумений, в том числе и в средствах массовой информации. Поэтому я постарался объединить материал богословского характера и описал ту ситуацию, которая обсуждалась в Интернете (как мусульмане реагировали на данную конференцию). То, что мусульмане собираются и имеют свои конференции, где в научном режиме обсуждают насущные проблемы, – это очень хорошо. Это правильно, когда разные точки зрения обсуждаются, представляются на суд заинтересованных», – подытожил Шагавиев.

 

 

Ильмира Гафиятуллина