Рамазан Абдулатипов: "Центр российского ислама там, где люди искренне молятся Всевышнему"

20 декабря 2019

Что представляет собой феномен российского ислама? Нужно ли России стремится к тому, чтобы стать полноправным членом Организации исламского сотрудничества? Об этом мы поговорили с постоянным представителем РФ при ОИС Рамазаном Абдулатиповым.


- Статус наблюдателя или полноправное членство в Организации исламского сотрудничества – к чему стоит стремиться России?


- Статус наблюдателя в ОИС ничем не хуже по сравнению со статусом члена организации при условии активной работы. К примеру, ежегодно проходят конференции при участии министров, где происходит обмен позитивным опытом в социальной, политической, экономической, культурной сферах. К сожалению, мы пока не смогли ни одного своего министра отправить для участия в подобных встречах. Это одно из направлений работы.


Нужно понимать, что мусульманский мир уже не тот, которым его представляли по сказкам «Тысяча и одна ночь». Он модернизируется. Та же Саудовская Аравия по многим направлениям может дать фору, в том числе в сфере создания технологических индустриальных площадок, современных информационных систем. Надо активно взаимодействовать, находить области для плодотворного сотрудничества.


- Насколько Россия заинтересована в реформе Организации исламского сотрудничества, в том числе для получения статуса полноправного члена организации?


- У нас есть свой статус, нам просто надо полнокровное участие во всех мероприятиях. Чем отличается член от наблюдателя? Мы не голосуем при принятии решений, но мы должны иметь возможность активного участия во всех предварительных выступлениях. В 2015 году, когда заседание проходило в Астане, к сожалению, сузили полномочия наблюдателей при ОИС. Сейчас, в частности Турция, Бангладеш и другие страны выступают за расширение полномочий стран-наблюдателей. Стоит отметить, что здесь очень многое зависит от нашей активности: одно дело назваться членом организации, другое – вести активную работу. Должна быть видна эффективная деятельность.


В 2005 году мы вступили в ОИС, но ведь надо помнить, что Советский Союз был одним из главных друзей, партнёров исламского мира. В этом году мы отмечаем 60-летие деколонизации, а давайте вспомним, кто был у истоков этого? Советский Союз. У нас совершенно другой опыт. Запад и Восток, мы и Восток – это совершенно разные форматы. Поэтому у нас есть это преимущество.


Повторюсь, очень важно нам быть более активными в ОИС. Возможности для этого есть.


- Всё чаще употребляется термин «российский ислам». Что он собой представляет? Есть ли у него единый центр?


- Центр всего ислама – в Мекке и Медине, а центр российского ислама там, где люди искренне молятся Всевышнему и живут порядочной жизнью. Благонравие стоит на первом месте в исламе. А если мы свергаем друг друга, если распространяем сплетни, воюем друг с другом, то о каком центре ислама может идти речь?! Безусловно, у нас есть лидеры, которые прошли все испытания 90-ых годов, когда силы извне целенаправленно сталкивали духовных наставников разных религий между собой. Ислам – это религия, которая никому не угрожает, но масс-медиа демонстрируют нам совершенно иную картину. Обратите внимание на недавно вышедшую Мекканскую декларацию, в которой говорится о взаимоотношениях между всеми религиями. Там даже запрещается произносить такой термин, как «столкновение цивилизаций». Мы же люди, нам надо научиться жить вместе, бок о бок.

 

Беседовала Ильмира Гафиятуллина