"Можно отнять землю, богатство, но кто придумал покушаться на память человека?!" - жизнь и творчество Чингиза Айтматова

03 сентября

«Среди всевозможных встреч и разлук хоть раз в жизни случается то, что не назовешь иначе как встречей, ниспосланной Богом. Но как велик риск, что подобная встреча ни к чему не приведёт, человек постигает лишь потом – и тогда ему на мгновение становится страшно при мысли, а что, если бы та встреча оказалась напрасной... Ведь исход встречи зависит уже не от Бога, а от самих людей» (Чингиз Айтматов «Плаха»).

 

 

Народный писатель Киргизии и Казахстана, лауреат Ленинской премии и трёх Государственных премий СССР, Европейской литературной и Международной премии имени Джавахарлала Неру, обладатель высшей награды правительства Турции за вклад в развитие культуры тюркоязычных стран – все эти титулы и подлинное народное признание не только на территории постсоветского пространства, но и по всему миру принадлежат Чингизу Айтматову, великому писателю и общественному деятелю, который смог вобрать в себе качества настоящего Человека. Ещё при жизни он стал самым цитируемым классиком мировой литературы. Айтматов писал на родном кыргызском и русском языках, а в свет его произведения вышли на более чем 150 языках мира. Идеями гуманизма и огромной любви ко всему живому пронизано каждое произведение писателя, именно поэтому его произведения и повести стали чем-то больше, чем просто очередным литературным произведением, которое пылится на полке, не только для его соотечественников, но и для всего мира.  

 

Детство и переезды

 

Родился будущий поэт и общественный деятель мирового масштаба 12 декабря 1928 года в семье Торекула Айтматова и Нагимы Айтматовой (в девичестве Абдувалиевой) в селе Шекер Кара-Бууринского (Киpовского) района Таласского кантона Киргизской АССР. После рождения сына чета Айтматовых переехала в город, поскольку глава семьи пошёл на повышение по службе – в 1933 году он уже стал вторым секретарём Киргизского областного комитета ВКП(б). А два года спустя отец Чингиза Айтматова был зачислен в ряды студентов Института Красной профессуры в Москве, и семье предстоял новый переезд – на этот раз уже в Москву. За этот промежуток времени Нагима родила мужу сына Ильгиза, двойняшек Реву и Люцию (к сожалению, мальчик умер в ещё младенчестве) и дочь Розу. В 1937 году по настоянию мужа дети были отправлены к родственникам в Шекер.

 

Чингиз Айтматов и профессор Абдылдажан Акматалиев, Париж, 1999 год / Tynchtyk ChoroteginCC BY-SA 3.0

 

В годы Второй Мировой войны всех взрослых мужчин мобилизовали, и тогда на плечи четырнадцатилетнего Чингиза, как на одного из самых грамотных людей в ауле, легли обязанности секретаря аульного совета. Лишь после окончания войны юноша смог продолжить учёбу: после сельской восьмилетки окончил с отличием Джамбульский зоотехникум и в 1948 году поступил в Киргизский сельскохозяйственный институт во Фрунзе.

 

«Плаха», эпос «Манас» и непростой путь писателя с мировой душой

 

Творческая биография писателя начинает свой отсчёт с 6 апреля 1952 года, когда в газете «Комсомолец Киргизии» был опубликован первый рассказ Айтматова «Газетчик Дзюйдо», написанный им на русском языке. Сразу после окончания института в 1953 году Чингиз Айтматов, уже будучи старшим зоотехником Киргизского НИИ животноводства, продолжил писать рассказы на русском и кыргызском языках, публикуя тексты в местных периодических изданиях.

 

В 1956 году Айтматов принял решение повысить своё профессиональное мастерство писателя и отправился в Москву, где и стал слушателем Высших литературных курсов. При этом молодой автор не прекращал писать, и уже в июне 1957 года в журнале «Ала-Тоо» была напечатана его первая повесть «Лицом к лицу». В том же году на суд широкой публики было представлено произведение «Джамиля». Что интересно, эта повесть, которая впоследствии и сделала писателя всемирно известным, сначала была опубликована на французском языке.

 

Литературные курсы писатель закончил в 1958 году. К этому моменту из-под его пера на суд общественности уже были представлены две повести и рассказы на русском языке. Но первый роман Айтматова будет опубликован лишь в 1980 году - спустя 22 года. Речь идёт о произведении «И дольше века длится день». Второй роман Айтматова, «Плаха», вышел через шесть лет, в 1986 году. Этот роман произвёл неизгладимое впечатление на читателей, подняв сразу несколько острых тем и заострив внимание на таких проблемах, как наркомания и коррупция, не обойдя стороной понятия веры, честности и искренности служителей церкви.

 

Пожалуй, каждое произведение Айтматова не просто знакомит читателя с особенностями степных народов (речь идёт о казахах и кыргызах), но задевает самые потаённые струны, заставляет сострадать главным героям, находить отголосок их печали в своём сердце, переосмысливать собственные ценности, открывая глаза на мир вокруг и на истинные человеческие качества, вечные, как песок в пустыне – честность, искренность, любовь, дружба, правда.

 

Особое место в творчестве Айтматова занимала история его родного, киргизского народа, в том числе появление и дальнейшее сохранение, порой, ценой своей жизни. Всё это нашло отражение в киргизском эпосе «Манас». «Первозданный реализм переплетается со сказочной фантастикой, символизм и декларативность — с глубоким психологизмом, философия соседствует с верой в магию и волшебство, интимные чувства восходят к большим сердечным страстям, и в то же время любовь подчинена родовым и патриархальным интересам феодального коллектива. «Манас» — это огромный мир прошлого кыргызского народа, это его грандиозное художественное полотно, которое он вписал в панораму мировой культуры», - писал сам Чингиз Айтматов.

 

На дворе 1957 год. Мало кому известный молодой писатель, студент литературного института в Москве, приезжает на несколько дней к величайшему сказителю эпоса «Манас» Саякбаю Каралаеву, чтобы погрузиться с головой в атмосферу сказания, понять, что из себя представляет эпос, ставший олицетворением всего кыргызского народа.

 

Буквально пара дней, которые молодой Айтматов (кстати, в картине, посвящённой личности манасчи – сказителя эпоса – писателя играет его сын - Элдар) проводит в семье сказителя, позволяют не только услышать ему «Манас» из уст самого Саякбая, от голоса которого замирают всё вокруг, но и понять, прочувствовать многострадальную историю своего народа, пропустить через себя цепь исторических событий, поняв, как дорог для кыргызов образ Манаса и его ближайших друзей. Достоверно известно, что Чингиз Айтматов в своё время жил в одном доме с Саякбаем Каралаевым и любил подолгу беседовать с манасчи. Возможно, после одной из таких бесед Айтматов позже написал в одной из своих статей: «Исполнителем международного значения был Саякбай… Для сказывания эпоса о "Манасе" и точной передаче глубины и духа древности нужно быть не просто сказителем, но и артистом, художником и фантазёром. И Саякбай, всю жизнь овладевавший искусством рассказа "Манаса", таким был... Песнь Каралаева полна сильных эмоций, тут вам и ритм, и страсть, и вдохновенье, а затем – слёзы, грусть, печаль. За ними же следует мужество героя, его решимость и отвага».

 

Портрет Саякбая Каралаева на киргизской банкноте 500 сом / Общественное достояние

 

По итогам небольших каникул, Чингиз Айтматов не только погружается в культуру своего народа, но и обретает покровителей своего творчества, которые отныне и до конца его земной жизни будут сопровождать писателя на пути ко всемирной славе и народному признанию.

 

Именно казахский поэт и общественный деятель Мухтар Ауэзов, покровительство которого молодой кыргызский писатель обрёл после поездки к Саякбаю, сыграл решающую роль в сохранении эпоса «Манас», ценой собственной карьеры предотвратив уход его в забытье.

 

Но вернёмся к сути повествования, к личности главного героя Саякбая, который одним своим голосом, возрождающим из праха древний народный эпос «Манас», заставлял замолкнуть не только людей, но всю природу вокруг. Ещё до рождения будущий манасчи был отмечен Богом, но при этом никогда не выделял себя, не чувствовал особенным. Три дня его мать не могла родить сына, каждую минуту проводя в мучительных болях. И лишь освобождённый старцем дух Каныкей помог мальчику появиться на свет. Именно в этот момент ты понимаешь, что Саякбаю суждено стать путеводной звездой для своего народа, стать пересказчиком героического эпоса, который позволит в недалёком будущем сохранить кыргызам не только свою идентичность, но и дух самой нации…

 

Впервые главный герой узнаёт о Манасе несколько позже, когда мать отправляет его на поиски пропавшего стада овец. Тогда он видит каркас юрты и юную Каныкей, которая приглашает его к щедро накрытому разными яствами столу. «Проходи, мы тебя уже заждались! Только не торопись, кушай размеренно, чтобы впитать больше сказания о великом Манасе». Однако маленький Саякбай наедается очень быстро, чем разочаровывает супругу Манаса: «Как жаль, великого сказания, ты смог вобрать в себя лишь маленький кусок!». И только ближе к концу становятся понятно, насколько глубокими и пророческими были слова Каныкей – несмотря на мастерство и широту своего таланта, манасчи Саякбай сумел высказать лишь малую часть того, чем богат его родной кыргызский народ.

 

Саякбай не ограничивается лишь трансляций эпоса широкой аудитории. Он также берёт в руки оружие и не оставляет попыток освободить кыргызов от гнёта классовых врагов, освободить от безграмотности. И всё это под вдохновляющие строки эпоса «Манас»…  

 

Но всё это героическая сторона героя. А что же касается его жизни, его семьи? Автор повести, а вслед за ним и режиссёр снятой по произведению картины, даёт возможность увидеть и простое, человеческое лицо сказителя эпоса. Именно тогда происходит первое знакомство читателя или зрителя с его женой Бейшекан, которую родные Саякбая изводили, пока он сражался с басмачами. И тогда же мы становимся свидетелями первой ссоры, когда юная девушка, не выдержав холодности мужа, ожиданием которого и жила последние дни, при его родных, показывает свою гордость и, резво оседлав лошадь, скачет подальше от Саякбая.

 

Что послужило примирению молодых, остаётся лишь догадываться. Мы только видим, как уже значительно постаревшие, но сохранившие чистоту и свет своих чувств, Бейшекан и Саякбай живут бок о бок. Старик Саякбай постоянно понукает женой. Но строгость его напускная, эти двое бесконечно любят друг друга.

 

«Благодаря тебе я сохранил благодать Манаса, - признаётся он в минуту откровения. - Смог бы я взлететь так высоко, не будь тебя, моих незаменимых крыльев!» «Знаешь, я хотел бы уйти из этой жизни раньше тебя. Потому что без тебя моя жизнь превратиться в ад».

 

«... Нельзя разделять сам эпос и Каралаева, все его движения, пластика, лукавый прищур глаз и голос – всё это служит ему инструментом для перевоплощения в нужный ему образ. Каралаев как будто сам являлся воплощением эпического начала, овеянный ветрами прошлого...», - говорил Чингиз Айтматов про великого сказителя «Манаса».

 

Не менее интересны мотивы любви, чести и верности, которые нашли своё отражение наиболее ярко в повести «Тополёк мой в красной косынке», где Чингиз Айтматов вдохновенно и нежно воспевает красоту и преданность тюркской женщины, при этом рассказывая о любви и предательстве, безответственности и чувстве долга, борющихся в душе каждого человека.

 

Водитель грузовика Ильяс приезжает из Стамбула в деревню, где живёт юная Асия. Влюбившись в молодую девушку с первого мимолётного взгляда, он принимает дерзкое решение – забрать красавицу из отчего дома и создать семью, несмотря на то, что Асия уже сосватана за дальнего родственника. Родители отрекаются от дочери, но жизнь её новой семьи течёт тихо и размеренно. Всевышний дарит молодожёнам сына Самета, что очень радует Ильяса. Но как тропа никогда не бывает идеально ровной и гладкой, так и хрупкое семейное счастье стремительно разбивается о гордость водителя грузовика Ильяса. Едва на горизонте появляются трудности в работе, как Ильяс бурно реагирует на желание жены помочь, обвиняя бедную Асию в том, что она не считает его за мужчину.

 

Горячая кровь кипит, в результате – Ильяс бьёт Асию, напивается и уходит из дома, бросив свою молодую жену и маленького сына Самета. В порыве гнева он поддаётся чарам своей прежней пассии, городской, одетой с иголочки женщины. Конечно, куда до неё деревенской, простой Асие, представшей перед коллегами мужа в национальной одежде, цветастой рубахе и красном платке, без грамма косметики, но с чистой душой и безмерным желанием помочь своему мужу.

 

Не вытерпев одиночества, когда муж уходит и не возвращается в течение нескольких месяцев, да ещё и увидев его собственными глазами с другой женщиной, Асия, растирая горькие слёзы по всё ещё детскому, нежному лицу, принимает суровое решение – берёт в охапку своего сына и сбегает, куда глаза глядят. В пути она встречает мужчину, который в страшной трагедии потерял жену и двух детей, не имеет больше смысла жизни и жить продолжает лишь по инерции. Он привязывается к девушке, влюбляется в неё, оберегает и её малолетнего сына.

 

Чингиз Айтматов показывает чистоту души и помыслов Джемшита – мужчина отдаёт в распоряжение Асии весь дом, сам ночует снаружи; находит девушке работу; вызывает врача для её сына; покупает ему первую погремушку и красивый наряд главной героине. Но в своём желании нести ей только благо, Джемшит прекрасно понимает, что насильно заставить любить себя нельзя, и предоставляет девушке право выбора. И в момент, когда даже Асия не может решить, что для неё ближе – сумасбродный, страстный Ильяс, первая любовь, или заботливый, окруживший её и сына вниманием Джемшит, - сын решает за неё, называя Джемшита папой, убегая от напугавшего его Ильяса абджы к родному, тёплому папе Джемшиту. «Он выбрал его себе в отцы. Он решил сам».

 

«Что такое любовь? Журчание ручья! Листья, трепещущие на осеннем ветру! И капли дождя на стекле! Биение моего сердца…Но однажды ручей смолкнет! Листья опадут. Дождь перестанет, выглянет солнце…Что же тогда такое любовь?! Доброта, забота и преданность!». Выбор очевиден – Асия остаётся вместе с Джемшитом, который стал для неё настоящим мужем, а для сына – отцом.

 

Нельзя не сказать и о монументальном труде Айтматова – «И дольше века длится день», который лёг в основу многих советских и современных полнометражных картин. Начинается роман с описания лисицы, следующей по железнодорожным путям: «С наступлением ночи лисица вышла из овражка. Выждала, вслушиваясь, и потрусила к железнодорожной насыпи, бесшумно перебегая то на одну, то на другую сторону путей. Здесь она выискивала объедки, выброшенные пассажирами из окон вагонов. Долго ей пришлось бежать вдоль откосов, обнюхивая всяческие предметы, дразнящие и отвратительно пахнущие, пока не наткнулась на что-то мало-мальски пригодное. Весь путь следования поездов был засорен обрывками бумаги и скомканных газет, битыми бутылками, окурками, искорёженными консервными банками и прочим бесполезным мусором. Особенно зловонным был дух из горлышек уцелевших бутылок — разило дурманом. После того как раза два закружилась голова, лисица уже избегала вдыхать в себя спиртной воздух. Фыркала, отскакивала сразу в сторону».

 

И тут картина сменяется – бежит пожилая женщина, чтобы рассказать о смерти человека, известного всему селу (Казангапа), друга главного героя — Буранного Едигея. Устраиваются похороны, но, прибыв на кладбище, семья и односельчане узнают, что его нет — там построен космодром, запуск с которого навсегда окутает Землю занавесом…

 

Космодром Байконур / Общественное достояние

 

Трагически в романе описывается судьба учителя Абуталипа, который после трудовых дней на полустанке пишет детям свой завет: «не на продажу, не для тщеславия, а как исповедь для души», чтобы написать пережитое, переосмыслить его, оставить своим детям как наставление и память. Позже он был арестован по ложному доносу и покончил с собой, чтобы избежать преследование своей семьи, как выяснит Буранный Едигей.

 

Особенно интересны вставки самого автора, в которых он рассказывает древние легенды, на которых выросло ни одно поколение. В одном отступлении речь идёт о войсках Чингисхана, а несколько десятков страниц спустя Чингиз Торекулович уже погружает своего читателя в историю одного манкурта – человека, потерявшего Родину, свой народ, свою память, забывший о крови, что течёт в его жилах. Это целая философская притча о существе, лишённом памяти о родителях, о матери, лишённом чувства стыда, совести, чести, превращённого в зверя в человеческом обличии.

 

Впервые мы сталкиваемся с этой ужасающей легендой во время похорон Казангапа: «У кладбища Ана-Бейит была своя история. Предание начиналось с того, что жуаньжуаны, захватившие сарозеки в прошлые века, исключительно жестоко обращались с пленными воинами…Чудовищная участь ждала тех, кого жуаньжуаны оставляли у себя в рабстве. Они уничтожали память раба страшной пыткой — надеванием на голову жертвы шири».

 

Чингиз Айтматов всегда считал, что намного легче уничтожить человека, чем удалить его память и разум, «вырвать корни того, что остаётся с человеком до его последнего вздоха, оставаясь его единственным обретением, уходящим вместе с ним и не доступным для других». Жуаньжуане придумали самый варварский способ — отнимать живую память Человека, что является самым «тяжким из всех мыслимых и немыслимых злодеяний».

 

Символично и само название кладбища — «Ата Бейит» — Материнский упокой. Совершенно случайно купцы и погонщики стада встретили одного из манкуртов, среди них оказалась и его мать — Найман-Ана, которая не знала покоя после этой встречи, старалась разыскать пастуха-манкурта. Разыскав его, она каждый раз спрашивала сына об отце, откуда он родом, но тот молчал.

 

Особый смысл имеют слова, сказанные ею в отчаянии: «Можно отнять землю, можно отнять богатство, можно отнять и жизнь, но кто придумал, кто смеет покушаться на память человека?! О Господи, если ты есть, как внушил ты такое людям? Разве мало зла на земле и без этого?».

 

Сын не вспомнил её… спросив у хозяев, получил ответ, что у него нет матери… ему были вручены лук и стрелы, которыми он в последствии и убивает свою мать…

 

Рассказ о манкуртах имеет важное значение для всего романа. К ним относится семья Тансыкбаевых, которые желанием выделиться нарушили все человеческие нормы и мораль. Для того, чтобы узнать о судьбе Абуталипа Буранный Едигей едет в Алма-Ату, где через русского учёного находит хоть какую-то правду — именно человечность является главным в романе, не родство и национальные признаки, а человеческое в человеке.

 

Даже окончание романа связано с этой темой — прибыв на кладбище, персонажи видят кордон, где главным является лейтенант Тансыкбаев (однофамилец). Неслучайно приводится история на посту, где служит солдат из Вологды, который с должным уважением обращается с прибывшими на похороны людьми, чувствуя себя неловко. Это важно, когда на пост приходит лейтенант Тансыкбаев, который обращается нарочито невежливо, именует Буранного Едегея и других «посторонними» и принципиально отказывается говорить с ними на родном языке, мотивируя это тем, что находится при исполнении служебных обязанностей и должен говорить только по-русски.

 

Долго думая над словами сына покойного Казангапа — Сабитжана, о его идее о радиоуправляемых людях, о том, что образование делает человека Человеком, все больше Едигей приходит к выводу, что «может быть его и обучали для того, чтобы он оказался таким, каким оказался… что если им самим уже управляют по радио?»…

 

Похороны

 

Похоронили Чингиза Айтматова на кладбище Ата-Бейит («Упокой отцов») в пригороде Бишкека. Это место выбрал сам писатель ещё в девяностых годах, когда после долгих поисков смог найти место захоронения расстрелянного отца. Рядом с могилой отца пожелал покоиться и Чингиз – гуманист, много размышлявший о прошлом и будущем.

 

Киргизская ССР. Фрунзе. 2 ноября 1988 г. Писатель Чингиз Айтматов (в центре) во время раздачи автографов. Доценко Владимир/Фотохроника ТАСС

 

Философия Айтматова и исламский мир

 

Когда мы говорим о гении Чингиза Айтматова, нельзя останавливаться только на его писательском таланте, забыв при этом напрочь о его дипломатических качествах, его роли в становлении Группы стратегического видения «Россия – исламский мир». В рамках одного из самых первых заседаний Группы, будучи Чрезвычайным и Полномочным Послом Кыргызской Республики в Бельгии, Чингиз Айматов отметил, что крайне важно поднимать вопросы борьбы с радикальными явлениями в контексте их отделения и прекращения отождествления с религией ислам. «Те вопросы, проблемы и задачи, которые выдвигаются сегодня на заседании, имеют актуальное значение для всех нас. Они касаются поиска общего языка, налаживания взаимодействия между разными этносами, между мировыми религиями: христианством, исламом и иудаизмом». Айтматов был уверен, что вступление России в ОИС в качестве наблюдателя принесёт огромную пользу обеим сторонам, поскольку Россия имеет уникальным опыт по нахождению баланса интересов различных религий и культур, в котором и по сей день остро нуждается всё мировое сообщество.

 

Особую роль в этом диалоге Чингиз Айтматов отводил Республике Татарстан, подчёркивая, что в условиях существования федеративного строя могут полноценно существовать и бурно развиваться национальные автономии: «Думаю, что этот опыт гармоничного развития могли бы перенять многие регионы и страны. Татарстан уникален своим национальным своеобразием и в то же время он развивается в контексте России».

 

На одной из конференций, посвящённых современному пониманию ислама и его месту на мировой арене, Айтматов крайне недоумевал, почему на ислам возложили ответственность за международный терроризм, который не имеет одного конкретного лица, а многолик: «…дело сегодня даже не в том, что надо всеми силами защищать от различных нападок ислам, который, будучи великой религией, в этом не нуждается. Проблема, на мой взгляд, - в самих мусульманах, в особенности в религиозных лидерах, которые, обладая зачастую высокой богословской квалификацией, пока не в состоянии переубедить весь мир в том, что ислам не имеет ничего общего с террористами. Последние же, к сожалению, яростно используют мусульманскую религию, тем самым, дискредитируя её. В результате этого мир захлёстывает напряжённость, одним из основных источников роста которой является бедность и неграмотность, господствующая на огромных просторах Земного шара. Начинаются войны, которые, по сути, ещё страшнее, чем терроризм. Выхолащивается само содержание прав человека. Неизбежной реальностью стал конфликт Востока и Запада. И с этими проблемами также надо бороться». В этом контексте он высоко ценил важность преобладания разумного подхода и критического понимания происходящего: «Необходимо изменить положение, когда нищета и процветание, разделяющие Восток и Запад, постоянно порождают всё новые социальные потрясения… Мы должны осознать свою ответственность перед будущим, развиваться».

 

Выход из сложившегося конфликта между традиционными воззрениями и современным обществом писатель и дипломат видел в суфизме: «На мой взгляд, суфизм, несущий открытость, гибкость, глубину и гуманистический дух, – это как раз то, что должно помочь мусульманам в осознании самих себя и современного мира. Именно на него, я считаю, важно опираться сегодня исламскому миру. Я также надеюсь, что в среде нового поколения исламского мира появятся те, кто, будучи увлечены религией, сможет, положив в основу своего творчества Коран, выразить дух своего времени, свои переживания и идеи».

 

Сближение между цивилизациями Айтматов видел в поддержании и понимании многообразия существующих культур, принятии истории и умении налаживать тесный диалог между представителями разных культур. Об этом он говорил на одном из заседаний Группы стратегического видения в Москве: «Многообразие жизни на земле может стать одним из самых созидательных принципов сегодняшнего мира, позволяя разным культурам и цивилизациям не только сосуществовать, но и взаимодействовать, как взаимодействует в мире всё живое, как в единстве мира чувствуют друг друга и зависят друг от друга аравийские пальмы и леса Амазонии. Само их существование зависит друг от друга в экологическом равновесии земли. Такой же должна быть экология земного духа, и, пожалуй, именно ислам должен был бы показать на этом пути уроки терпимости и взаимоуважения, на которых могла бы держаться всеобщая экология духа».

 

Высказывания Чингиза Айтматова

 

  • Я считаю, что на смену культу войны обязательно должна прийти культура мира. Испокон веков воспеваются герои войн, их мужество, беспощадность – это воспринимается как достоинство, доблесть. Посмотрите на площади столиц мира – там непременно восседают полководцы на конях. В то же время личности, сопряжённые не с войной, а, наоборот, с миролюбием, не воздвигались на пьедесталы. Между тем пора бы нам научиться преодолевать этот комплекс неполноценности, прежде всего, через литературу и искусство, фундаментом которых является гуманизм.

 

  • Разные корни и традиции, языки разные, вероучения разные, но нам предстоит держать единый путь коллективного выживания и развития на поприще современного многоликого мира глобализации. Наши стратегические видения идут одним караваном. Разные цивилизации в единой для всех эпохе XXI века требуют общих забот – различия цивилизаций должны служить общечеловеческим ценностям.

 

Чингиз Айтматов в 2007 году / Elke Wetzig (Elya), CC BY-SA 3.0

 

  • Жизнь же не может замереть, замкнуться на одной точке. Даже сохраняя и оберегая традиции, мы не можем обойтись без обновления. И в культуре, конечно, что-то должно меняться, приобретать новые формы. Некоторые вызывают у меня удивление, но для меня это не является поводом для полного неприятия и отрицания. Скорее заставляет удивиться, задуматься: а почему появилась именно такая тенденция, почему у нее много приверженцев…

 

  • Мы считаем, что без России невозможно сейчас что-либо осуществить так, как того хотелось бы. Можно, конечно, долго искать другие пути и связи, но зачем это надо, когда уже есть Россия. Несмотря на то что сама она переживает глубокий кризис, что перед ней стоит много новых проблем и задач, тем не менее, Россия — это мировой уровень, в частности и проблем даже.

 

  • Мы, конечно, можем пробиваться на мировую авансцену каждый сам по себе, но скорее всего это будет долго и изнурительно. Россия, распростёршаяся от Восточной Европы до Японских островов и вобравшая в себя весь опыт жизни близлежащих территорий, с её нынешним пониманием своей миссии для нас становится главным сопрягающим звеном.

 

  • Когда люди одержимы какими-то общими заботами, интересами, идеями и даже тревогами, они идут к единой цели и одинаково понимают смысл жизни, ценность жизни, ценность той ситуации, в которой находятся в данный момент. Они, где-то разнясь, тем не менее, преодолевают непонимание и достигают взаимопонимания. От этого и тот, и другой обогащаются. Поэтому к взаимопониманию в самых разных аспектах надо стремиться.

 

  • А ведь ещё перед каждым человеком стоит неизбывная задача – быть человеком, сегодня, завтра, всегда.

 

  • Люди должны знать, что конец света — в беспрерывном накоплении зла в нас самих, в наших деяниях и мыслях.

 

Подготовила Ильмира Гафиятуллина