Ислам Сатыров: Наша многонациональность и есть наше самое главное богатство

24 июля

«Поэтому прежде, чем что-то пытаться делать, сначала пойми чужую культуру, их обычаи, проникнись ими. Объявить что-то диким, варварским, не давая себе труда даже попытаться понять чужую культуру… Всё-таки колониализм неистребим, что бы там ни говорили разные либералы, объявляющие варварством всё, что не вписывается в их представления о мире. Но обычаи никогда не возникают просто так. Всегда, запомни, всегда у их истоков лежит какая-то целесообразность. Если попытаться изучить историю народа, его культуру, то станут понятны и их обычаи. Да, в текущий момент они могут уже мешать развиваться, но общество консервативно и с трудом отказывается от того, к чему привыкло — это тоже стоит учитывать. Поэтому настоящими дикарями выглядят не те, кто соблюдает какой-то обычай, который кому-то может не нравиться, а те, кто объявляет на основании этого дикарями целые народы, присваивая себе право на разное «бремя белого человека» или записывая других в страны зла».

 

Сергей Садов

 

 


Одним из основных посылов деятельности Группы стратегического видения «Россия – исламский мир» является знакомство с культурой исламских стран и народов, проникновение в историю, истоки обычаев и традиций других народов, которые населяют каждый уголок земного шара. И сегодня мы предлагаем Вам познакомиться с культурой ногайского народа через одного из самых ярких молодых представителей этого этноса – Ислама Сатырова, который не просто осовременивает народную музыку, но и снимает документальные картины, которые наиболее наглядно и без прикрас позволяют погрузиться в жизнь ногайцев сегодня и обратиться к давно ушедшим предкам.

 

Что вообще представляет собой ногайский народ? Проведём краткий ликбез. Это ответвление тюрков. Сейчас в мире проживает порядка 110 000 ногайцев. Если углубиться в этимологию, то термин «ногай» своим появлением обязан Ногайской Орде. Историки считают, что появление народа ногайцы связано с золотоордынским темником Ногаем. Он был правителем самого западного улуса. А потом и вовсе отказался подчиняется ханам Сарая. Сейчас подавляющее большинство ногайцев России проживает на территории Северного Кавказа – в Дагестане, Ставропольском крае и Кабардино-Балкарии. Между прочим, помимо верблюдов и лошадей, ногайцы также разводят и гусей. Исповедуют они ислам суннитского толка, ханафитский мазхаб. «Лицом» нации зачастую является её костюм, а точнее – орнамент на нём. Ногайцы предпочитают классические узоры – «древо жизни» и «бараньи рога». Что примечательно, голова девушки обязательно должна быть покрыта.

 

 

- Как Вам пришла в голову идея о съёмках фильма, посвящённого самобытной культуре ногайского народа?

 

- Всё началось очень просто – у меня есть коллега, которая занимается музыкой, в том числе фольклором. Она собирала народные колыбельные песни, записывала их на диктофон. Её целью была запись собранного народного творчества на диск. С этой идеей она и пришла ко мне. Стоит отметить, что во время непосредственной записи колыбельных, зачастую в деревнях и селениях люди параллельно рассказывали какие-то далёкие истории, делились древними традициями и обычаями, которые, к сожалению, на сегодняшний день постепенно исчезают их нашей обыденной жизни. Так и родилась идея зафиксировать всё это на видеоплёнке на память, чтобы максимально точно и достоверно сохранить обряды. Так и родился фильм «Камбак» («Перекати-поле»). 

 

Непосредственно в процессе съёмок стало ещё интереснее На всё про всё у нас было 10 дней, за которые мы успели побывать в Карачаево-Черкесии, Ставропольском крае, Дагестане и Астраханской области.

 

- С какими сложностями Вы столкнулись при съёмках картины, посвящённой жизни ногайцев?

 

- Вообще, если проанализировать все те работы, которые имеются на сегодняшний день и рассказывают нам о культурных, исторических особенностях отдельно взятых этносов, то зачастую всё это пронизано пафосом. На мой личный субъективный взгляд, культура совсем другая, а сейчас мы часто занимаемся подменой понятий. Культура народа связана непосредственно с сегодняшним днём, как живёт конкретно взятый этнос сейчас. При этом важно помнить, что основа любой культуры – с оглядкой на прошлое. А сейчас, если посмотреть на некоторые работы, многое притянуто за уши, а настоящий фольклор почти не изучается. Таким образом мы получаем подмену истинной культуры эстрадными песнями, получаем смешение культур. Я хотел показать культуру в том виде, в какой она есть сейчас, без примесей, без постановок, с минимальным сторонним вмешательством. Иными словами, просто зафиксировать.

 

Что касается фильма «Камбак», то при его подготовке я старался быть максимально менее заметным, заснять людей наиболее естественно. Своеобразной фишкой стали вкрапления – интервью с местными ногайцами о том, как проводились те или иные обряды ранее, что осталось от этого сейчас. Таким образом, мы смогли показать трансформацию обрядовой составляющей жизни любого народа. Причём удалось передать всю палитру обычаев, начиная с рождения, заканчивая смертью человека. И всё это сопровождалось фольклором – танцами и песнями, каждые из которых исполнялись в строго отведённых условиях.

 

 

А вот фильм «Сары Су» - это заказ (попросили снять на юбилей ногайского посёлка). Съёмки проходили в одном из районов Чечни, который заселён ногайцами. Здесь нас ожидало всего четыре дня съёмок.

 

В обоих случаях возникала одна и та же проблема – нежелание некоторых видеть собственную культуру, собственный народ без прикрас, таким, какой он есть. К примеру, если обратите внимание на фрагменты, где показаны народные танцы, то увидите, что люди танцуют в своей обычной одежде, без изобилия элементов так называемых национальных костюмов. Мне удалось это заснять, потому что я не предупреждал людей о том, что буду снимать. Я хотел показать то, что есть, а не добавить лоска. Моей целью было желание показать людям, чтобы увидеть со стороны себя самого, свою культуру.

 

- Есть какие-то особенности при съёмках документальных фильмов, в том числе посвящённых истории конкретных народов?

 

- Вообще есть две разновидности документальных фильмов – это телепередачи и непосредственно сами документалки. Если мы говорим о передачах, то здесь весь смысл передаётся закадровым голосом, а в документальной картине основная цель команды – это фиксация настоящего, аутентичного, без какого-либо глянца, без капли искусственности. При этом крайне важно не вмешиваться в течение событий и максимально правильно показать всё при монтаже. Если речь идёт об интервью, то необходимо расположить собеседника к себе, чтобы он искренне рассказал свою историю. Ведь все мы знаем, как человек меняется перед камерой. Но нужно помнить, что всё зависит от того, что сам режиссёр хочет сказать своим фильмом. Есть те, кто играет на истории народа, преувеличивая значимость, искусственно удревняя историю. Тогда всё будет подгоняться под эту цель. А ведь надо просто изучать то, что есть, без преувеличения.

 

- Есть ли у Вас в планах выпустить ещё работы, посвящённые ногайскому народу?

 

- В конце апреля завершились съёмки новой картины, которая посвящена одному фотографу, живущему в ногайских степях, в одном ауле. Главная тема его творчества – степи, народ, живущий в этих степях. Фотографирует он для себя. Но когда я столкнулся с ним, то сразу появилось дикое желание рассказать о нём, показать его удивительные работы всему миру.

 

Благодаря своим работам, своей музыке, я получаю ощущение, что приношу пользу, благо в деле популяризации культуры моего народа.

 

- Помимо проб себя в качестве режиссёра, Вы также занимаетесь профессионально музыкой. Расскажите, что представляет собой Ваше творчество?

 

- Моё творчество представляет собой некий синтез. Я не могу назвать это этникой в чистом виде. Скорее, это поп-рок с элементами фольклорных приёмов, характерных для этнических композиций. Это синтез домбры с современным звучанием. Язык моего творчества – мой родной, ногайский.

 

Ислам Сатыров: Наша многонациональность и есть наше самое главное богатство

 

В 22 года я познакомился с Арсланбеком Султанбековым, который стал моим наставником и ввёл меня в мир этнической музыки. Вместе с ним мы ездили с музыкальной программой по Казахстану, Турции, Кавказу и Европе. Эта программа включала в себя древние ногайские песни (средние века), что говорит о существовании большого средневекового культурного пласта, который сегодня, к сожалению, стремительно теряет свою популярность. А Арсланбек сумел это возродить. Да, кому-то этническая музыка может показаться несколько примитивной, но после более глубокого проникновения в богатое наследие собственного народа ты понимаешь, что в голове что-то переворачивается, начинаешь по-иному воспринимать ту же самую музыку. Среди главных причин изучения собственной культуры и популяризации её среди молодёжи – это ведь один из самых действенных способов самопознания. «Чтобы познать Бога, нужно познать самого себя». Нам нужно изучать, анализировать, работать со своей историей и культурой. Каждый народ не просто представляет собой единый организм, но он по-своему уникален, и эту уникальность мы никак не в праве терять. Нужно изучать свою культуру, традиции, историю как можно глубже, анализировать. Есть свой культурный код, изучая который можно познать свой менталитет, менталитет своего народа. Здесь, в России, где проживают представители 193 национальностей, есть все возможности для изучения не только собственной культуры, но и традиций других национальностей, проживающих бок о бок в мире и согласии много веков. Именно наша многонациональность и есть наше самое главное богатство.

 

Для справки: Сатыров Ислам Круптурсунович

 

Дата рождения: 13 февраля 1987 г.

 

Место рождения: с.Каясула, Ставропольский край

 

Образование: Среднее профессиональное. Музыкальное образование: Астраханский музыкальный колледж им. М.П. Мусоргского (Эстрадно-джазовое отделение) специальность саксофон

 

Начало музыкальной карьеры: 2003 г.

 

Альбомы: «Zaman»

 

Жизненный девиз: «Откройся миру и мир откроется тебе»

 

Фотографии - Ислама Сатырова

Ильмира Гафиятуллина