Советский дипломат, ставший близким другом для королевской саудовской семьи

26 мая


Пусть будет твой посол добросердечен,
Умом и бескорыстием отмечен.
И скромность в довершение всего
Пусть будет украшением его.
Чтоб с ним никто не избегал сближенья
И не терял, сближаясь, уваженья.

 

Юсуф Баласагуни.


«Бензиновая сделка», гуманитарная миссия на территории Саудовской Аравии, тесная дружба и личное уважение Короля и наследного принца Фейсала, потепление в отношениях между двумя противоположными странами – Королевством Саудовская Аравия и СССР, организация хаджа и помощь советским паломникам – поступки и заслуги Назира Торекулова, советского дипломата, Полномочного представителя СССР в тогда ещё Королевстве Хиджаз, Неджд и присоединённых областях можно перечислять продолжительное время. Каждое его действие, каждый шаг были выверены. Несмотря на непродолжительную жизнь (он был расстрелян на 46 году жизни), Торекулов успел оставить след в истории не только Советского Союза, но и стать ориентиром, примером дипломата для народов Средней Азии.


Начало пути советского дипломата


История национальной дипломатии говорит нам о том, что деятельности послов сопутствовали такие качества, как добросердечие, ум и бескорыстие. Эти политические и государственные деятели, в том числе учёные и писатели, были своеобразным «связующим звеном» разных народов, государств и культур. В их напряжённой, зачастую рискованной службе неразрывно бок о бок следовала и традиция национального просветительства, а черты характера – как гостеприимство, красноречие и проницательность – служили на благо установления дружбы и доверия в различных ситуациях.


Таким был и Назир Торекулов, будущий советский дипломат и Полномочный представитель СССР в Саудовской Аравии. Родился он в 1892 году в семье состоятельного казаха, купца первой гильдии, торговавшего хлопком и тканями в Коканде. В школьные годы он находился под сильным перекрёстным влиянием глубоко религиозной матери и светски настроенного отца, который очень хорошо владел русским языком и пророчил для сына образовательную деятельность. Благотворность столь разностороннего воспитания стала для Назира духовным обогащением, создав уникальный сплав постижения мусульманского менталитета и культуры с тягой к либеральной мусульманской буржуазии. Всё это нашло отражение в его дальнейшей жизни, когда в тогда ещё молодом специалисте легко уживались изучение истории французской революции с интересом к русскому социалистическому движению.


В 1904 году Назир окончит мектеб. А два года спустя – русское училище для населения национальных окраин. В 1914 году он оканчивает 8 классов коммерческого училища в Коканде. Благодаря возможностям отца, Торекулов смог получить хорошее образование. В 1914 году он поступает в Московский коммерческий институт, который бросает на третьем курсе. Причиной этого послужила всеобщая мобилизация народов Средней Азии на Первую мировую войну. В результате этой мобилизации сотни тысяч казахов, киргизов, узбеков гибли, даже не попав на фронт. Назир принимает решение оставить учёбу и отправиться на фронт в качестве инструктора земского союза, а на самом деле – в составе гуманитарной миссии. Здесь он все свои силы бросил на то, чтобы оказать посильную помощь народам Востока в их национально-освободительной борьбе. Для этого он даже инициирует создание организации «Свободная степь», что базировалась близ белорусского Минска.


Стоит отметить, что Назир Торекулов активно поддерживал идеалы революции, участвовал в установлении советской власти. Более того, он был руководителем первых революционных комитетов, стоял у истоков создания Туркестанского университета и в целом сыграл немалую роль в развитии Туркестанской области.


Путь из Коканда к посту Председателя Центриздата


В 1918-19 годах в Коканде Назир занимал пост секретаря уездного исполкома, был комиссаром просвещения и заведующим отдела народного образования. С 1920 года он будет занимать ряд государственных должностей в Ташкенте: редактор газеты «Иштрати Июн» (орган краевого мусульманского бюро), нарком просвещения Туркестана (1920-1921гг.), ответственный секретарь ЦК КП(б) (сентябрь-ноябрь 1921г.), председатель ЦИК Туркестана (ноябрь 1921-март 1922г.). Именно на посту председателя ЦИК Торекулов принял знаковое решение: в 1927 году он подписывает Декрет, согласно которому «в целях наилучшего обслуживания советскими учреждениями широких масс коренного населения Туркреспублики» ЦИК постановил перенести еженедельный день отдыха на пятницу, а на предприятиях со смешанным национальным составом установить его в зависимости от решения большинства. Помимо этого, он также учредил трёхдневные выходные в честь праздника Курбан-байрам.


Стоит отметить, что, несмотря даже на незаконченное высшее и юный возраст, Торекулов уже был авторитетным знатоком Востока, став для власти не просто сведущим и нужным человеком, но оставаясь своим для земляков. Если говорить о патриотических чувствах Назира Торекулова, то свой патриотизм он основывал на том, что в равной мере его не устраивало как славянофильство, так и пантюркизм, и туземный шовинизм. Это убеждение в нём укоренилось ещё в юности, а после стало основой мировоззрения, залогом его успешной работы в области политики, журналистики и дипломатии. Сам он именовал своё мировоззрение «народническим», поскольку в своей работе исходил из нужд и чаяний своего и других народов.


На протяжении всей своей работы он особое внимание уделял просвещению масс. Особенно ярко это проявилось в те годы, когда Торекулов занимал пост Председателя Центриздата. В 1922 году он приезжает в Москву, где его и назначают Председателем Правления центрального издательства народов Востока. С этих пор он концентрируется на идеологической работе в политической, научной, учебной, художественной литературе, публицистике. За шесть лет издательство выпустило 60 млн единиц научной, учебной, политической и художественной литературы на 50 языках народов Союза. Таким образом, мы видим, что Торекулов стоял у самых истоков всесоюзной политики по ликвидации безграмотности и просвещения людей. Помогло ему в этом и преподавание, и должность заместителя ректора Института народов Востока.


Немало на этом посту он сделал для развития казахской литературы и науки. Так, в Москве с его лёгкой руки были впервые опубликованы труды ранее неизвестного широкой публики Магжана Жумабаева. Он издавал классику не только родного казахского народа, но тиражировал труды великих учёных разных народов Союза, в том числе работы татарского богослова Шигабутдина Марджани. В 1922 году он принимает к себе на работу в казахскую секцию Центриздата Алихана Букейханова.


Такая целенаправленная работа Торекулова в сфере межнационального мира и согласия вкупе с его просветительской работой, личными качествами и уровнем образованности (в том числе знание 7 языков, среди которых были и европейские) привели к тому, что на заседании Политбюро от 24 ноября 1927 года было принято решение «назначить полпредом в Геджас т. Торекулова», точнее, в Королевство Хиджаз, Неджд и присоединённые области, сменив на этом посту Хакимова, работавшего в Джидде с 1924 года.


Дипломатическая миссия к арабам: установление отношений, сердечная дружба с принцем и бензиновая сделка


В обращении к Сталину относительно Назира Торекулова было сказано: «Выдающиеся способности Назира Торекулова позволяют ему обозревать весь мусульманский мир от Марокко до Индонезии; его интеллектуальный потенциал, знание мусульманского мира и миросозерцание позволяют надеяться, что такой человек сможет полноценно выполнить функции полпреда СССР».


В качестве Полномочного представителя Союза перед Торекуловым стояла непростая задача – расположить к советской идеологии весь мусульманский мир, центром которого был Ближний Восток.


Спустя два месяца пути 36 летний советский дипломат казахского происхождения оказался в Саудовской Аравии. Верительные грамоты от советского правительства он вручил сыну Короля, наследному принцу Фейсалу, ввиду отсутствия Короля в стране.

 

Советский дипломат, ставший близким другом для королевской саудовской семьи


Незнание на тот момент арабского языка было недолгой проблемой для Торекулова: спустя короткий срок обучения его уровень арабского позволял не только выступать перед местной аудиторией, но даже полемизировать на теологические темы. Дипломат стремится к интенсивному непосредственному общению с королём и другими коронованными особами, завязывает тесные отношения в дипкорпусе. Его погружение в язык и культуру арабских народов доходит до бытовых мелочей. Торекулова заботит проблема медицинского обслуживания местного населения. Его жена – Нина Левашова – лечила женскую часть королевской семьи. Параллельно с этим Торекулов настоятельно просил о введении в штат дипмиссии разносторонне квалифицированных врачей.

 

Советский дипломат, ставший близким другом для королевской саудовской семьи


Так постепенно полпред СССР в Саудовской Аравии устанавливает устойчивые и доверительные отношения с духовной, религиозной и светской государственной элитой Хиджаза. В скором времени он приобретает репутацию «правоверного» мусульманина. Сам Король Абдель Азиз аль-Сауд называл Назира Торекулова братом, хорошие отношения сложились у полпреда и с сыновьями короля, особенно с принцем Фейсалом. Об этом можно судить из отчёта Торекулова, отправленного в Москву, в котором он говорит: «Исторический спор с англичанами из-за старшинства в дипкорпусе считается законченным в нашу пользу… На официальных торжествах я занимаю первое место, Риан (британец) – второе, французский поверенный в делах месье Мегре – третье, Айюль Мольк (перс) – четвёртое… Риан держится по отношению ко мне весьма корректно, обращаясь ко мне, как к старшине».

 

Советский дипломат, ставший близким другом для королевской саудовской семьи


Историческим событием, перевернувшим весь ход развития советско-саудовских отношений, стали два события: «бензиновая сделка», согласно которой в Хиджаз были доставлены 50 тысяч ящиков бензина и столько же керосина и официальный десятидневный визит принца Фейсала в СССР в 1932 году, результатом которого стала поставка в Саудовскую Аравию телефонной станции и открытие подготовительных курсов для её обслуживания непосредственно на местах. Этот визит можно считать одним из главных личных достижений Назира Торекулова на посту полпреда. Москва понимала, что будет принимать не просто сына саудовского монарха, но престолонаследника. В свою очередь саудовская сторона рассчитывала достигнуть с правительством СССР договорённости о предоставлении советских товарных кредитов.


Год спустя, в 1933, Торекулов совершит хадж, о чём можно узнать в том числе из записок деятеля татаро-мусульманского движения Гаяза Исхаки: «На улицах Мекки при нескончаемых звуках клаксона появился автомобиль, украшенный красными флажками с серпом и молотом. В нём сидели двое… Тот, что был помоложе, был ни кем иным, как Назиром Торекуловым, представителем Советов в Хиджазе, членом Коминтерна…» Помимо этого, он также активно помогал в совершении обрядов хаджа немногочисленным паломникам из азиатских республик СССР.


Но в 1936 году Торекулова отзывают с поста и возвращают в Союз. А уже год спустя, 15 июля 1937 года его арестовывают. Расстрелян Назир будет 3 ноября по обвинению в участии в антисоветской пантюркистской диверсионно-террористической организации, ставившей целью свержение Советской власти. С этого дня Королевство Саудовская Аравия прекратило абсолютно все отношения с Союзом на полвека. Это ли не яркое свидетельство тому, какой авторитет заслужил Торекулов среди арабов, среди всей королевской семьи, став для них не просто полпредом, официальным лицом, но другом и братом…

 

Советский дипломат, ставший близким другом для королевской саудовской семьи

Исследователь жизни Назира Торекулова Таир Аймухаметович Мансуров и его книга

 

Ильмира Гафиятуллина

Фото: Creative Commons