Интервью Министра иностранных дел России Сергея Лаврова общеарабской газете «Аш-Шарк Аль-Аусат»

03 октября

Вопрос: Сегодня многие говорят о появлении нового миропорядка с балансом сил, отличающимся от того, что мы наблюдали после распада СССР. Вы согласны с такой постановкой вопроса?

 

С.В.Лавров: 1991 год подвел черту под эпохой биполярной конфронтации. Появился реальный шанс построить справедливый, устойчивый, основанный на сотрудничестве миропорядок, который отвечал бы интересам всех без исключения участников международного общения.

 

К сожалению, государства «исторического Запада» эту возможность проигнорировали. Уверовав в «конец истории», присвоив себе титул «победителя в холодной войне», в Вашингтоне и ряде других западных столиц сделали ставку на обеспечение собственного доминирования в мировых делах. Методами достижения этой цели США и их союзники сделали военную силу, санкции, шантаж, давление и дезинформацию. Череда интервенций и войн в нарушение международного права дестабилизировала целые регионы. Несмотря на очевидную провальность и деструктивность подобной политики, к сожалению, и сегодня идея формирования западоцентричного мироустройства в том или ином виде по-прежнему владеет умами части элит по обе стороны Атлантики.

 

Но ход истории остановить нельзя. С начала века геополитическая картина планеты претерпела кардинальные изменения, прежде всего за счет появления и укрепления новых мировых центров, которые подключаются – весьма успешно и эффективно – к процессам глобального управления, уверенно берут ответственность за поддержание безопасности и стабильности в своих регионах. Например, за последние три десятилетия доля государств «Группы семи» в мировой экономике по паритету покупательной способности сократилась с 46 до 30 процентов. А вес стран с развивающимися рынками, наоборот, неуклонно растет. Неслучайно ключевые, магистральные вопросы современности выносятся на рассмотрение именно «Группы двадцати», которая утверждается в качестве наиболее репрезентативного, авторитетного, отвечающего реалиям XXI века механизма коллективного лидерства ведущих государств. Повышается авторитет и влияние таких многосторонних объединений нового типа, как ШОС и БРИКС.

 

Объективно складывающаяся многополярная архитектура мироустройства отражает культурно-цивилизационное разнообразие современного мира, стремление народов самостоятельно выбирать те пути развития, которые отвечают их традициям и обычаям. Таким образом, формирующийся полицентричный миропорядок более представителен и, следовательно, более справедлив. Важно, чтобы он был устойчив и комфортен для всех государств.

 

В этой связи трудно переоценить роль дипломатии. Только на основе взаимоуважительного диалога, с опорой на международное право, прежде всего Устав ООН, мы сможем эффективно преодолеть многочисленные проблемы глобального характера – такие, например, как терроризм, незаконный оборот оружия и наркотиков, вызовы в сфере миграции и климата, не допустить появления и углубления межконфессиональных и межнациональных разломов. Россия – постоянный член СБ ООН, один из ключевых гарантов глобальной стабильности – будет этому всемерно способствовать.

 

Интервью Министра иностранных дел России Сергея Лаврова общеарабской газете «Аш-Шарк Аль-Аусат»

 

Вопрос: Некоторые на Западе обвиняют Россию в непрекращающихся попытках серьезно ослабить Запад и проникнуть в Европу через Украину и Турцию. Как бы Вы это прокомментировали?

 

С.В.Лавров: В рамках развернутой против России масштабной информационной кампании нас обвиняют во всех «смертных грехах», включая попытки внести раскол в ряды Евросоюза или, например, ослабить так называемую «евроатлантическую солидарность».

 

Это не соответствует действительности. Мы такими категориями не мыслим. Не в наших правилах выкручивать партнерам руки, ставить их перед выбором «с нами или против нас», тем более вмешиваться в их внутренние дела. В этом, кстати, наше принципиальное, коренное отличие от Вашингтона и ряда других столиц, для которых подобная практика стала чуть ли не нормой. За примерами далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить военную интервенцию в Ирак, внешнее вмешательство в события «арабской весны». Или поддержку вооруженного захвата власти на Украине в феврале 2014 года, целью которой было поссорить два братских народа, создать у границ России перманентный очаг напряженности. Сегодня мы видим попытки расшатать суверенитет Венесуэлы.

 

Так что те, кто нас в чем-то обвиняет, должны перестать играть в геополитические игры «с нулевой суммой», делить регионы на сферы влияния и начать, наконец, руководствоваться закрепленными в Уставе ООН общепринятыми правилами межгосударственного общения.

 

Россия была и остается открытой к честному, равноправному, взаимовыгодному сотрудничеству со всеми без исключения государствами и интеграционными объединениями. Каждый зарубежный партнер для нас самоценен. Это касается и Евросоюза – нашего соседа, с которым мы к тому же поддерживаем разветвленные торгово-экономические связи.

 

 

Вопрос: Каковы Ваши ожидания от визита Президента В.В.Путина в Королевство Саудовская Аравия (КСА)? Как бы Вы охарактеризовали российско-саудовские отношения и перспективы сотрудничества в борьбе с терроризмом, по урегулированию кризисов в Йемене, Сирии и палестино-израильского конфликта?

 

С.В.Лавров: Российско-саудовские отношения носят дружественный и многоплановый характер. В их основе – принципы равноправия, взаимного уважения и учета интересов. Тон такой работе задают лично лидеры двух стран – Президент В.В.Путин и Король Сальман Бен Абдель Азиз Аль Сауд. Поддерживая постоянный контакт, они определяют магистральные направления двусторонних связей, контролируют реализацию приоритетных проектов. Значительный вклад в эти усилия вносит Наследный принц Королевства Мухаммед Бен Сальман.

 

Наши страны наращивают взаимодействие по самому широкому спектру направлений. Налажен интенсивный политический диалог и делегационный обмен. Плодотворно работает Межправительственная комиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Развиваются прямые контакты между бизнес-кругами, в том числе на площадке Российско-арабского делового совета. Отдельного упоминания заслуживает инвестиционная составляющая отношений, в рамках которой РФПИ и Публичный инвестиционный фонд Саудовской Аравии осуществляют согласование потенциальных проектов на базе созданной ими совместной платформы объемом 10 млрд долл. Сохраняется значительный потенциал роста в таких областях, как промышленность, энергетика, сельское хозяйство, инфраструктура, транспорт, природные ресурсы и передовые технологии. В общий актив следует занести плотную координацию по ситуации на мировом рынке нефти.

 

Признательны саудовским друзьям за традиционное гостеприимство, проявляемое к российским мусульманам-паломникам, совершающим Хадж.

 

Москва и Эр-Рияд выступают с солидарных позиций по целому ряду актуальных вопросов международной повестки дня. Мы – твердые сторонники урегулирования кризисов на Ближнем Востоке, в том числе в Сирии и Йемене, политико-дипломатическими методами.

 

Отдельно хотел бы выделить роль Саудовской Аравии в решении палестинской проблемы на основе принципа двух государств для двух народов. Напомню, что автором одного из основополагающих документов, составляющих международно-признанную базу БВУ, а именно Арабской мирной инициативы 2002 г., стал покойный Король Абдалла Бен Абдель Азиз Аль Сауд.

 

Наши страны – сторонники решительной борьбы с терроризмом. О том, какое горе и разрушения несет экстремистская идеология, мы знаем не понаслышке, а потому никогда не станем лукавить, делить радикалов на «своих» и «чужих», использовать их в корыстных целях.

 

В этом контексте трудно переоценить значение предстоящего визита Президента В.В.Путина в КСА. Убежден, что российско-саудовская встреча на высшем уровне придаст мощный дополнительный импульс нашему многогранному партнерству, послужит его переводу на новый уровень, укрепит взаимопонимание между двумя народами.

 

 

Вопрос: Россия представила концепцию обеспечения коллективной безопасности в зоне Персидского залива. Какова реакция? Конкурирует ли это предложение с планом США? Опасаетесь ли Вы, что введённые США санкции против Ирана могут привести к вооруженному конфликту в регионе?

 

С.В.Лавров: Развитие событий в зоне Персидского залива подошло к опасной черте. Взрывоопасная ситуация в регионе – во многом следствие безответственной политики Вашингтона, который не только отказался соблюдать взятые на себя обязательства в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе, одобренного резолюцией 2231 СБ ООН, но и своими провокационными действиями ведет дело к дальнейшей эскалации. В результате возрастают риски возникновения крупномасштабного военного столкновения. Такой сценарий вызывает у нас серьезную обеспокоенность. Нельзя допустить, чтобы регион оказался втянут в разрушительное вооруженное противостояние, чреватое катастрофическими последствиями не только для стран Залива, но и мира в целом.

 

Российские предложения по снижению региональной напряженности суммированы в Концепции безопасности в Персидском заливе, официальную презентацию обновленной версии которой МИД России провел в июле этого года. Инициатива предполагает реализацию позитивной, объединительной региональной повестки дня, создание механизмов совместного реагирования на общие вызовы и угрозы. Имеется в виду запуск ритмичного поэтапного процесса, в рамках которого будут учтены мнения всех без исключения участников. В этом ключевое отличие наших предложений от иных проектов, выстроенных на принципе «свой-чужой» и подразумевающих насаждение новых разделительных линий.

 

В целях качественной проработки наших идей инициировали диалог по линии общественно-политических и экспертных кругов. 18-19 сентября с.г. в Москве Институтом востоковедения Российской академии наук был организован «круглый стол», в котором приняли участие более 30 экспертов (из России, Ирана, арабских государств, Китая, Франции, Великобритании и Индии). Рассчитываем, что круг вовлеченных сторон будет расширяться.

 

 

Вопрос: Как Вы оцениваете перспективы политического урегулирования в Сирийской Арабской Республике (САР)? Вы выступаете за принятие новой конституции Сирии или за её возвращение к образцу 2012 г.? Российское военное вмешательство спасло сирийский режим. Правда ли, что спасти режим легче, чем убедить его пойти на политические изменения?

 

С.В.Лавров: Наша страна неизменно выступала за политико-дипломатическое урегулирование конфликта в САР через всеохватывающий межсирийский диалог. Сейчас, когда хребет террористов сломлен, созданы условия для интенсификации политпроцесса. В последнее время на этом треке сделан важнейший шаг: завершена работа над формированием Конституционного комитета – в соответствии с решением Конгресса сирийского национального диалога, состоявшегося в Сочи в 2018 г. Как страна-гарант Астанинского формата Россия немало сделала для этого, в том числе через энергичные контакты с правительством Сирии и оппозицией.

 

Исходим из того, что запуск работы Комитета в Женеве придаст импульс всему процессу урегулирования в САР. Именно сами сирийцы, без давления извне, должны определить будущее своего государства – как это зафиксировано в резолюции СБ ООН 2254. Это относится и к конституционной тематике, а «астанинская тройка» будет этому содействовать.

 

Прогресс на политическом треке актуализирует вопрос, связанный с давно назревшей необходимостью возвращения Дамаска в лоно «арабской семьи». Имею в виду Лигу арабских государств. Многое здесь будет зависеть от позиции Саудовской Аравии, к голосу которой прислушиваются и в регионе, и за его пределами.

 

Что касается тезиса о «спасении режима», отмечу следующее. Наша внешняя политика никогда не была персонифицированной. Мы не держимся за конкретные персоналии,  не дружим с кем-то против кого-то.

 

Откликнулись на просьбу сирийских властей и оказали им содействие в борьбе с терроризмом. Как известно, в САР на стороне террористических структур воевали тысячи выходцев из России и стран СНГ, которые в последующем могли бы вернуться в нашу страну для совершения терактов и ведения иной подрывной активности. Другими словами, речь шла об уничтожении – на дальних подступах – радикалов, к тому же замахнувшихся на создание собственного квазигосударства-халифата на обширных ближневосточных пространствах. Очевидно, что реализация подобного сценария обернулась бы катастрофой не только для региона Ближнего Востока и Северной Африки, но и мира в целом.

 

Интервью Министра иностранных дел России Сергея Лаврова общеарабской газете «Аш-Шарк Аль-Аусат»

 

Вопрос: Может ли Россия вытеснить Иран из Сирии или уменьшить его влияние? Как Вы оцениваете риски широкомасштабного конфликта между Ираном и Израилем, если последний продолжит совершать нападения на иранские военные объекты в Сирии? Почему Сирия – единственное место, где Россия и США могут работать сообща?

 

С.В.Лавров: Касаясь тематики военного присутствия внешних игроков на сирийской земле (как и территории любого другого государства), скажу следующее. Единственным легитимным основанием для такого присутствия может служить приглашение законных властей, либо соответствующая резолюция СБ ООН. Иран находится в САР по просьбе Дамаска. В отличие, например, от США, которые к тому же «прославились» на весь мир противоправными антисирийскими силовыми акциями. В частности, имею в виду ракетные удары 7 апреля 2017 г. и 14 апреля 2018 г. Сегодня, когда основные силы ИГИЛ в Сирии разгромлены, возникают вопросы относительно цели сохраняющегося американского присутствия на сирийской земле. Складывается устойчивое ощущение, что задача Вашингтона – не допустить восстановления территориальной целостности САР, что является прямым нарушением резолюции СБ ООН 2254. Рассчитываем, что США выполнят обещание, которое дал Д.Трамп еще в декабре 2018 г., о выводе американских военнослужащих из Сирии.

 

Вместе с тем, несмотря на разногласия, Россия и США продемонстрировали, что могут сотрудничать по сирийскому «досье». Именно российско-американские договоренности по химической демилитаризации САР в 2013 г. позволили не допустить силового сценария. Также впервые режим прекращения боевых действий в Сирии был введен в 2016 г. – в соответствии с решением Москвы и Вашингтона.

 

Нашим военным действительно удалось наладить неплохое взаимодействие в САР с целью обеспечения безопасности полетов авиации. Предусмотрен специальный механизм, предусматривающий оказание помощи при возникновении кризисных ситуаций, оговорены правила, которым должны следовать экипажи. Благодаря этому удавалось предотвратить инциденты, чреватые угрозами безопасности российских и американских военнослужащих.

 

Что касается произвольных воздушных ударов Израиля по сирийской территории, то мы никогда не скрывали негативного отношения к подобным действиям, которые дополнительно дестабилизируют обстановку, могут привести к эскалации и даже выходу ситуации из-под контроля. Сирия не должна превращаться в объект чьих-то планов и площадку для «сведения счетов». Главной задачей всех ответственных сил должна быть помощь в возвращении мира на сирийскую землю.

 

 

Источник: МИД РФ