Бич несправедливости и взяточничества, стремление к идеальному обществу и красота ислама – чем особенна поэзия Востока?

13 октября

 

Он спросит: «Кто здесь, у двери?»
Скажу: «Здесь раб Твой, отвори».
Он спросит: «С чем пришёл, мой сын?»
«Служить тебе, мой Господин».


Руми

Омар Хайям, Хафиз Хорезми, Мухаммад Шамсиддин Хафиз, Джалалиддин Руми, Навои, Абдуррахман Джами, Абу Абдулло Рудаки – пожалуй, многим, эти имена не скажут ни о чём (за исключением Хайяма). Однако не просто так мы поместили их в один ряд. Это одни из самых выдающихся поэтов манящего и такого далёкого Востока. Того Востока, который насыщает воздух своим тёплым, но таким обманчивым ветром. Того Востока, который дал нам великих просветителей и учёных. Того Востока, которым всегда манит своей таинственностью и простотой…

 

Константин Паустовский так говорил о таком бессмертном виде искусства, как поэзия: «Она обладает одним удивительным свойством. Она возвращает слову его первоначальную, девственную свежесть. Самые стёртые, до конца «выговоренные» нами слова, начисто потерявшие для нас свои образные качества, живущие только как словесная скорлупа, в поэзии начинают сверкать, звенеть, благоухать!»

 

Борьба с предрассудками и равенство людей

 

Через поэтические строки мы не просто можем в ту же секунду оказать на другом краю света, почувствовать жар палящего марокканского солнца или прохладу Сибири; проникнуться колоритом местных жителей или увидеть красоту архитектуры. Нет, поэзия – это уникальный, но от этого ещё более хрупкий и ценный шанс передать свои мысли, обратить внимание человека на то, что гораздо выше сиюминутных желаний, гораздо ценнее сегодняшнего дня. Это попытка увековечить нравственные и моральные ценности, завещанные нам Всевышним и предками. А поэзия Востока – это что-то особое, отличное от всего. Это сплав горячности, желания справедливости и стремления к вечному, к довольству Создателя, к единению с Тем, кто выше нас. Стоит только прикоснуться, обратить внимание на строки восточных мудрецов, уже невозможно оторваться, твоё сердце получает так нужный ему глоток воздуха или важное наставление, возвращающее тебя на путь истинный, снимающее пелену с затуманенных глаз. Восточная поэзия всегда славилась своей способностью исцелять израненную душу, ищущую свои нравственные ориентиры.

 

Особое место в творчестве поэтов занимали стихотворения, показывающие истинный лик ислама, религии пророка Мухаммада. Нельзя не оценить тот вклад, который внесла мусульманская поэзия в общемировую культуру. Поэты арабского и мусульманского Востока были в авангарде образованнейших людей того времени, а их творчество и по сей день не перестаёт подпитывать современных людей искусства, являясь неисчерпаемым источником вдохновения и олицетворением духовности.


Отличительной чертой поэтов арабского мира был поединок с многовековыми предрассудками, утверждение равенства всех людей, данное им с рождения. Бичуя несправедливость и вероломство, хищничество и взяточничество, эти стихи осуждали праздность и призывали к активной борьбе за счастье и справедливость, жестоко высмеивали тиранов-угнетателей, а также тех, кто так или иначе способствовал этому угнетению.


Поройтесь в памяти, и Вы найдёте в ней имена тех людей искусства, кто на протяжении всего своего творческого пути в каждой строфе, в каждом слове восхвалял величие и могущество Всевышнего, образ Пророка, раскрывал духовный мир истинно верующего человека. Это и Низами Гянджеви, автор всемирно известной поэмы «Хамсэ»; и Мухаммад Физули, наречённый непревзойдённым мастером любовной лирики, создававший газели; и Алишер Навои, и Махтумкули, и Фирдоуси, а также Хафиз, чьи поэтические газели принесли ему славу одного из крупнейших лириков мира.


Идеальный человек – чистая душой свободная личность


До нашего времени дошло очень много стихотворных произведений восточных поэтов. В них раскрывается красота духовного мира, смелость и любознательность народов Ближнего и Дальнего Востока, который жил интересами своего времени. Поэтические произведения поэтов Востока — это страстный призыв к борьбе за свободу народа и свободу личности.


Уникальность восточной поэзии средних веков заключается в том, что эти произведения в лаконичной и совершенной форме выражают глубокие философские мысли и отражают сложные человеческие чувства. В своих стихах восточные поэты прославляют духовность, человечность и независимость своих соотечественников, своих современников. Идеальный человек, который изображается в поэтическом творчестве художников Востока, — чистая душой свободная личность, со светлым умом, доброжелательная и жизнерадостная, мудрая и духовная. Особо в творчестве восточных мастеров подчёркивается мысль о том, что моральные и духовные качества не зависят от социального положения и окружения человека:


Ищи человека повсюду: на бедном постое,
В углу нужды и в пышном покое…


А некоторые произведения восточных поэтов критикуют бездуховность, которая делает человеческую жизнь ничтожной и пустой:


Разве не странно, что господа чиновные
Самим себе скучные, хотя гордые снаружи…


Лейтмотивом средневековой поэзии Востока являются философские беседы, которые испокон веков волновали душу человека. Это вопросы о жизни и смерти, поиск своего места в обществе и смысла существования, печаль, вызываемая положением в обществе образованных людей.


Поскольку мудрому наш век цены не знает,
Все плоды его недоумения пожинает.
Неси мне того, что разум отбирает,
И, может, и нас тогда этот возраст не запустит…


Завораживающая, многогранная и многоликая восточная поэзия эпохи средневековья привлекает современных читателей не только своим глубоким философским смыслом, но и жизнелюбием…


Касыда, панегирик и рубай – самые популярные жанры арабской поэзии


Безусловно, особое влияние на формирование специфических форм поэзии ислама оказало поэтическое творчество арабских племён. Их словесность меньше других соприкасалась с миром эллинизма, что и стало решающим фактором создания кардинально иной культуры, в том числе и поэтической.


Первый жанр, о котором мы хотим Вам рассказать и который лёг в основу формирования целой системы поэтических форм в исламских странах, - это касыда. Это небольшая поэма в 15-200 строк, состоящая из трёх частей. Первая – лирическая – является отправной точкой при создании любовных произведений, воспевающих радости жизни. Вторая часть, как правило, посвящена описанию трудностей жизни главного героя в пустыне. Именно отсюда и появилось описание, характерное для воспевания героизма и благочестия. Третья часть касыды была пронизана грустью о покинутом крае, что привело к созданию ещё одного направления – жанра оплакивания и осмеяния. Жанр касыды сохранялся вплоть до середины XIX века, пока не усилилось влияние европейской литературы.


Если говорить о средневековой арабской поэзии VII – начала VIII веков, то здесь чаще можно было встретить панегирик. Поэты отказываются от восхваляющего характера стихов, делая выбор в пользу поучений, увещеваний.


Нельзя не сказать и о других классических формах поэзии ислама. Это кыта — стихотворение из 8-12 строк, которое писалось для восхваления, поношения или плача; рубай – короткое, но очень яркое изречение философского характера; газель – лирическая любовная песня.


Уже к XI веку классическая арабская литература стала уникальным органичным сплавом мусульманских религиозных и светских мотивов. В XI-XII вв. во время общего культурного расцвета в поэзии появляются такие виды поэзии, как мувашшах и заджал. Если мувашшах – это поэма из 4-10 строф, то заджал представляет собой «песнь» из 6-9 строф. Общими чертами новой арабо-испанской поэзии были их музыкальность и близость к народному устному жанру.


Застой классики привёл к расцвету народного творчества


Два века спустя, в XIII-XIV вв. наступает общий упадок и застой в классических формах арабской литературы. Именно в этот период и расцветают народные жанры. К примеру, дастан, представляющий собой, как правило, литературный пересказ сюжетов, народных преданий.


Стоит отметить, что наряду с арабским языком носителем богатых литературно-художественных традиций был язык фарси, или персидский.


Есть ещё один не мало интересный жанр – месневи. Это довольно большая по объёму поэма. Характерно, что зачинателем этико-философской месневи стал Низами Гянджеви. А уже в XIII в. появляется «Поэма о сути всего сущего» поэта Руми.


Но вернёмся к такому народному и полюбившемуся многим ценителям поэзии жанру, как рубай. Вплоть до X в. этот жанр был частью сугубо устного народного творчества. Признанным мастером рубай был ученый мудрец XI в. Омар Хайям. Поэзия Омара Хайяма и Низами Гянджеви стала вершиной гуманистической ветви исламской литературы.


Многообразие жанров и конфликт героя


Газель представляет собой лирическое стихотворное произведение, в котором рифмуются два полустишия первого бейта (единица стиха, один из видов поэтической строфы), причём затем та же рифма сохраняется во всех вторых полустишиях каждого последующего бейта по типу «aa, ba, ca, da». Первое полустишие называется мэтлэ, а последнее — мэгтэ. В последнем бейте газели нередко называется поэтическое имя автора.


Газель как форма поэзии начала складываться в IX—X веках и нашла своё отражение в творчестве классиков персидской литературы Низами, Саади, Хафиза, Хагани и Джами. Эта форма встречается и у некоторых азербайджанских и османских авторов, таких как Физули, Саиба Табризи, а также у узбекского поэта Навои и крымского хана Гази II Герая (Газайи).


Своей окончательной формы газель достигла в творчестве Хафиза. Именно он утвердил в обществе определённые каноны газели. Герой газели стремится слиться с предметом своего желания, преодолеть разделяющую их пропасть, но это противоречие никогда не разрешается. Именно эта особенность придает газели черты сжатой пружины, именно в этом и заключён секрет её высочайшего эмоционального, психологического, философского напряжения.


Кисса (в переводе с арабского – «обстоятельство», «факт», «легендарное») – это романтическая жанровая форма прозы, нечто среднее между дастаном и хикаятом. Здесь есть всё: и приключения, и фантастические сюжетные перипетии, и динамичность, и своеобразие композиционных приёмов, и поэтичность, и яркость авторской поэтической речи, и занимательность.


Хикаят (с арабского – «повествование») – это яркая малая эпическая форма. Хикаят возник на основе сюжетных мотивов древнеиндийских эпосов, найдя своё место в пересказах сюжетов арабских и иранских легенд и преданий. В X веке в хикаятах начинают появляться коранические мотивы.


Нэсэр – ещё один жанр поэтического Востока, который представляет собой небольшое прозаическое произведение лирико-патетического содержания.


Латифа (с арабского переводится как «шутка», «острота») – это небольшой рассказ или анекдот, передающийся устно или письменно в литературе народов Ближнего и Среднего Востока, Средней Азии. Среди самых известных можно назвать латифу о Ходже Насретдине, о Кэмине, Хакани.


Масал («басня») – жанр дидактической литературы с драматической композицией аллегорического характера. В роли основных героев масалов, как правило, образы животного мира и вещей. Истоки такого жанра стоит искать в древнеиндийских «Панчатантра», перенятых арабским «Калила и Димна».


Тамсил (с арабского можно перевести как «уподобление») – это миниатюрный аллегорический жанр, одна из разновидностей масала. Этот жанр, как правило, использовался авторами для трансляции жизненных ситуаций, социально-общественных явлений через условные, аллегорические образы.


Назира (с арабского – «ответ»). Данный жанр использовался на Востоке для поэтических состязаний. Назира стал популярным в XI веке и представлял собой средство литературной борьбы, соперничества. Поэт, пользующийся такой поэтической формой, берёт у своего знаменитого предшественника известный уже сюжет и образы главных персонажей поэмы, трактуя их в нужном для себя направлении. Так, например, пять поэм великого узбекского поэта Алишера Навои — «Смятение праведных», «Лейли и Менжнун», «Фархад и Ширин», «Семь планет» и «Вал Искандеров» — являются назиром, то есть ответом на темы «Пятерицы» (пяти поэм) знаменитого азербайджанского поэта Низами, на поэмы индо-персидского поэта XIII века Хосрова «Восход светил» и гератского поэта XV века Абдурахмана Джами «Подношение праведных».

 

«В этом мире глупцов, подлецов, торгашей
Уши, мудрый, заткни, рот надёжно зашей,
Веки плотно зажмурь – хоть немного подумай
О сохранности глаз, языка и ушей».


Омар Хайям

 

Ильмира Гафиятуллина

Фото: Creative Commons