En Ar

Татарские мечети: культовые мусульманские сооружения, не имеющие аналогов

26 июля


Мечеть – один из неотъемлемых атрибутов, если так можно выразиться, жизни каждого мусульманина вне зависимости от его национальной или гражданской принадлежности. Мечеть в жизни верующего – это не только место для чтения намаза, но и возможность встретиться с братьями по вере, остаться один на один со своими мыслями, обратиться ко Всевышнему и просто отгородиться от обыденной жизни.


И сегодня мы предлагаем вам ознакомиться с особенностями татарских мечетей, которые не просто отличают их от культовых сооружений, построенных другими мусульманскими народами, но делают уникальными по своей природе.


1. Все мечети в Казани находятся под углом к красным линиям улиц.


Это связано с тем фактом, что Кааба для Казани расположена немного под углом. Также здание мечети на татарстанской земле ориентировано не поперек кыйблы, как это делают южнее, а вдоль, чтобы изолировать молящихся от входа.


2. Расположение минарета.


Еще одной особенностью архитектуры татарских мечетей является расположение минарета на крыше. Все мечети Казани располагаются на небольшом возвышении: когда есть овраг рядом, когда само религиозное сооружение стоит на пригорке, возвышаясь над соседними постройками. Все это делалось для того, чтобы мечеть было видно со всех сторон. В советские годы, к примеру, Закабанную мечеть стали окружать высотными зданиями, чтобы ее не было видно с другого берега.


3. Зачастую мечети для татар-мусульман строили архитекторы-немусульмане, что не могло не сказаться на архитектурном стиле.


В оформлении Бурнаевской мечети архитектор Петр Романов использовал элементы средневековой татарской, русской и восточной архитектуры. Она была построена в эклектичном стиле, основанном на смешении классических приёмов. Подобная причудливость исполнения была характерна для мечетей того времени, построенных по проектам архитекторов-немусульман. Минарет отдалённо напоминает колокольню Богоявленского собора, а декор, напротив, вдохновлен национальными орнаментами.


4. Казанские мечети возводились в деловых районах города.


К примеру, когда-то на месте Азимовской мечети стоял старый деревянный мусульманский храм для рабочих мыловаренной промышленности. В 1851 году один из самых богатых купцов прихода Мустафа Азимов выстроил вместо него новую деревянную мечеть с минаретом. В 1887 году его сын Муртаза Азимов построил каменное и более просторное здание.


А среди некогда по-восточному шумного Сенного базара была построена одна из самых крупных казанских каменных мечетей ХIХ века – Сенная, она же Базарная. Сейчас она известна как мечеть Нурулла.


На базаре, в самом средоточии общественной жизни, куда с раннего утра собирались мусульмане со всех ближних деревень, чтобы торговать, узнавать новости и обсуждать важные вопросы, мечеть была просто необходима: татарам требовалось удобное место для совершения ежедневных намазов.


5. Мечети представляли собой границу и общественный центр татарской части города.


6. Каждый из минаретов отдельно взятых мечетей несёт в себе не только воспоминания о древней архитектурной татарской традиции, но и о древних памятниках богатой мусульманской цивилизации.


По словам архитектора, изучавшего историю и облик татарских мечетей по всему миру, Нияза Халита, каждый из минаретов несёт в себе воспоминания о древней архитектурной татарской традиции, напоминая каменные башни средневекового Булгара (мечети Иске Таш), древние деревянные башни, уже тысячу лет как ставшие символом ислама на этой земле (мечети Галеевская, Голубая).


Двадцать лет спустя на северном рубеже татарского города встал ещё один минарет, увенчанный высоким золочёным шатром. Его тяжеловесные формы навевали ассоциации с оборонительными и дозорными башнями, как бы напоминая о том, что здесь проходит граница.


7. Постройка каждой мечети, как правило, связана со старинной легендой.


Фаворитом здесь, пожалуй, является мечеть Кул-Шариф, башни которой вознеслись над её древней цитаделью – Кремлём, там, где столетия назад рушились древние минареты. Образ мечети с её минаретами, возрождающийся на древней земле Татарстана, показывает связь с далёкими предками, а каждая из мечетей завораживает взгляд, имеет свою долгую и полную необычных перипетий историю.


Пожалуй, самой старинной мечетью в столице Татарстана является мечеть аль-Марджани, расположенная в Старо-Татарской слободе. Эта мечеть имеет знаковое значение для всех мусульман Поволжья и Татарстана. Мечеть Марджани – первая каменная мечеть, построенная в Казани после взятия города Иваном Грозным. Открылась она в 1770 г. по личному разрешению Екатерины ll и больше никогда не закрывалась. Даже в годы революции и войны мечеть продолжала функционировать.


Мечеть Иске-Таш – историческое действующее мусульманское культовое сооружение в городе Казани. Если верить старой легенде, то мечеть была установлена на месте братской могилы бойцов, которые защищали Казань от войск Ивана Грозного в кровавом 1552 году. Могила была отмечена большим старым камнем, который был сохранен и стоял перед восточным фасадом мечети.


8. Первые татарские мечети были деревянными.


После освоения Старо-Татарской слободы татарское население начало заселять смежные территории. Так и появилась Ново-Татарская слобода. В отличие от Старо-Татарской слободы, бывшей центром татарской культуры, интеллигенции и купечества, в новой слободе обитало простое татарское рабочее и ремесленное население. В Ново-Татарской слободе строились простые и маленькие деревянные дома и поначалу такие же мечети. Позже появилось две каменные крупные мечети, одна из которых (Иске-Таш) стала общественным центром слободы.


9. Образование двух основных ветвей татарской культовой архитектуры: прогрессирующая городская и ортодоксальная сельская.


Бригады профессионалов-зодчих, хорошо зная традиционные приёмы и средства, возводили здания на свой вкус, мало схожий с утончённым вкусом губернских архитекторов, воспитанных на иных образцах и эстетически идеалах. Итогом всей этой деятельности стала татарская культовая исламская архитектура нового времени, две ветви которой – городская (профессиональная) и сельская (народная) – находились в постоянном взаимодействии, рождая всё новые и новые формы проявления древней булгарской традиции в новых условиях.


Как отмечает Нияз Халитов, многообразие форм и живучесть своеобразных проявлений национального стиля не сопровождались достаточно высоким уровнем строительного мастерства, масштабностью замыслов и поиском смелых инженерных решений. Провинциальный статус всех городских центров татарской культуры и изначально заданные законом ограничения на размеры, число и доминантность архитектуры мечетей в условиях колониальной империи с неизбежностью приводили к её обмельчанию, невозможности серьёзного прогресса.


Лишь на рубеже XIX и XX веков ситуация стала кардинально меняться: государство устранилось от мелочного управления всеми процессами развития архитектуры и строительства, а судьбы зодчества стали зависеть лишь от творческих сил и средств, вложенных в реализацию тех или иных идей.


Именно в это время архитектура татарского зодчества начинает выделяться яркой полихромией, а всё большей популярностью пользуется полосатая раскраска обшитых тесом поверхностей, которая становится отличительной особенностью татарского зодчества в отличие от русского и финно-угорского.


10. Большинство мечетей, строившихся в Казани, были соборными.  


Стоит отметить, что у татар издревле было несколько видов мечетей.


1. «Аль-масджид» – махалля-мечеть, которая была центром махалли (прихода), где читался ежедневный пятикратный намаз.


2. «Аль-джами» – жомга мэчет, где совершались торжественные пятничные молитвы. Их могло быть разное число, в зависимости от величины населенного пункта. Такие мечети возводились обычно вблизи общественных мест, многолюдных площадей, общественно-торговых центров.


3. «Аль-джами аль-кабир» – главные городские мечети, которые выделялись своей величиной и монументальностью форм.


4. В крупных городах существовали «мусалла» – загородные мечети для молений по годовым праздникам с большим стечением народа. Такие мечети представляли собою обширную площадь, обнесённую стеной, но крытые постройки там были необязательны.


Кроме того, были распространены и другие специализированные здания мечетей, исполнявшие различные общественные потребности: поминальные, мечети-ханака и другие. Все эти разновидности мечетей, сопровождавшие исламский город, несомненно, существовали и в средневековой архитектуре Поволжья: в Волжской Булгарии и в Казанском ханстве.


Стоит отметить, что большая часть татарских мечетей строились как соборные. «Первая соборная», «Старокаменная», «Юнусовская», «Аль-Марджани» – всё это различные названия одного и того же мусульманского религиозного сооружения, одной из древнейших мечетей в городе, построенных после покорения Казанского ханства.


11. У татар можно увидеть очевидное преобладание мелкой пластики над крупной и цвета над пластикой вообще.


У татар, как и в архитектуре ислама, ярко расцветает язык суперграфики, отвлечённого геометрического рисунка и определённых цветосочетаний. Его особенностью является зрительное разрушение плоскости фасада и создание самостоятельного архитектурного образа в пасмурные дни, когда его пластические характеристики размываются.


Существует предание, согласно которому впервые такие мечети появились как результат строительной деятельности францисканских миссионеров в XII веке. Архитектура хранит воспоминания о древних хазарах-мусульманах, переселившихся сюда в VIII веке, о великой культуре Золотой Орды и Казанского ханства, тесно друживших с мамлюками Египта, сельджуками и османами, сохраняет и следы соприкосновения с западными стилями в эпоху господства русских царей. В изломах минарета, очертаниях шатра читается сложная история булгаро-татарской архитектуры, её расцвета, упадка и борьбы за существование в последующие столетия.

 

Ильмира Гафиятуллина

Фото: Creative Commons